Свежие комментарии

  • Андрей26 января, 8:48
    полицейского не сметь трогать..!!! Хинштейн тварьХинштейн Юдиной ...
  • Vladimir Lioubimcev25 января, 16:58
    Пусть достраивают, и все. Хватит тянуть кота за хвост...А дальше если будут кочевряжиться - подать на ЕС в суд.«Северный поток 2...
  • Александр Григоров25 января, 13:15
    старушка Европа хочет полностью отдаться дяде Сэму ...а он еще ей и позу выбирает«Северный поток 2...

Что нам делать с ЕГЭ?

Что нам делать с ЕГЭ?

Бурную реакцию части подписчиков «Политической России» вызвал материал о призыве Захара Прилепина прогулять школьные занятия ради протеста против ЕГЭ. Следуя правилу «критикуя – предлагай», попытаемся очертить масштаб экзаменационной проблемы и возможные пути её решения.

Левацкий популизм в нашей стране набирает силу. И потому я не был удивлён масштабом поддержки в адрес фальшевика Прилепина, которого искусала Грета Тунберг.

Я не стану цитировать отдельные комментарии, ограничившись общим тоном критики в мой адрес. Те из подписчиков «Политической России», которые считают, что ЕГЭ – зло, а решивший сколотить политический капитал на борьбе с этим злом Прилепин – прав, корили меня за то, что я якобы против советской системы образования.

Странно, что своеобразная логика этих людей прошла такой затейливый путь. Поэтому начну разбирать вопрос с самого начала.

Давайте будем честны – ни в советское, ни в какое-либо иное время школьная оценка не была показателем знаний. А была она – и остаётся – показателем того, насколько ученик смог приспособиться к учителю.

Любой, кто учился в вузе, наверняка помнит фразу «первые 2 года ты работаешь на свою зачётку, а затем – она работает на тебя».

Это утверждение полностью справедливо и для школы. Которая обучает детей в первую очередь искусству социальной приспособляемости, и уж никак – не искусству мыслить и делать выводы.

Есть то, что поддаётся оценке легко, поскольку измеряемо. Техника чтения, например. Если ребёнок читает мало слов в минуту, то это нельзя не заметить. Но уже когда речь заходит не о чтении, а о понимании прочитанного, то читающий медленно вполне может понимать смысл не хуже, а то и лучше того, кто тараторит быстро.

То есть, когда мы ведём речь об оценке знаний ребёнка, нас интересует, прежде всего, его способность вести мыслительную деятельность.

И с этой точки зрения сама форма ЕГЭ, не привязанная к личному воздействию ученика на экзаменатора, как раз очень годится. А потому мне непонятно, по какой причине считающие себя взрослыми и образованными люди кричат, что эту форму следует упразднить.

Единственное объяснение, которое я вижу данному феномену: кричат подобное родители тех учеников, чьи представления об умственных способностях своих чад сильно обгоняют реальное развитие этих способностей.

По сути, перед выпускным экзаменом стоит две задачи.

Первая – проверить, насколько выпускник школы научился мыслить, чтобы в дальнейшем продолжить обучение в новом режиме – без непрестанно понукающего учителя.

Вторая – исключить при этой проверке субъективные факторы. В которые входит как сложившаяся репутация ученика среди учителей, так и возможная коррупционная составляющая.

Со второй задачей ЕГЭ справляется. И именно этим можно объяснить то жжение пониже спины, которое Единый государственный экзамен вызывает у многих родителей. Они-то ведь уже всё рассчитали в плане взаимодействия с учительским коллективом, а тут – вжух – и коллектив потерял влияние на ход и результаты оценки качества мыслительных процессов ученика.

А вот что касается первой из названных задач – самого умения мыслить, то здесь, безусловно, ЕГЭ можно и нужно критиковать с целью улучшения.

Я полностью согласен с теми, кто эмоционально писал в комментариях, что тесты с выбором из нескольких уже сформулированных ответов – не нужны.

По моему мнению, экзаменационные блоки «А» и «Бэ» следует изменить. В первом блоке, вместо возмущающих народ тестов сделать задания на логическое мышление. Их можно сформулировать нужным образом по любому предмету – от точных наук до гуманитарных.

Например, по русскому один из вопросов может звучать так: «Почему слово «коса» в нашем языке имеет несколько значений?». То есть, я хочу сказать, что задания должны вынуждать ученика погружаться вглубь предмета и излагать свои мысли, а не просто применять заученные правила.

В экзаменационном блоке «Бэ» можно проверять понимание учеником междисциплинарных связей. Например, один из вопросов на стыке географии и биологии может быть таким: «Как климат Средней полосы России влияет на флору и фауну, эндемИчную для этой полосы?»

И, наконец, третий блок, блок «Цэ», можно оставить таким, какой он есть сейчас. Поскольку он уже состоит из заданий, требующих развёрнутого ответа.

Если изменить ЕГЭ примерно таким способом, как я очертил, то он мало чем будет отличаться от той самой советской системы «тяните билет», о которой вздыхают подписчики «Политической России», минусовавшие предыдущий материал.

Те же три билета на ученика, распределённые случайным образом. Но – без возможности для экзаменатора завысить или занизить оценку, видя перед собой знакомое лицо.

А теперь почувствуйте разницу между тем, о чём веду речь я, и между популистским подходом в стиле Греты Тунберг, которым размахивает фальшевик Прилепин. Люди, которые писали в комментариях, что «гад Осташко против советской системы и защищает ЕГЭ, а значит Прилепин – молодец», вы не видите инфантильности вашей позиции?

«Гад Осташко» – за здравый смысл. Который гласит, что всё развалить и вернуть, как было – это тупиковое направление, не учитывающее реалий современности.

А призыв прогулять школу ради отмены экзамена – это вообще вредительство чистой воды.

Реформирование ЕГЭ надо продвигать по-взрослому. Предлагая изменить наполнение экзамена, а не его форму. И делать это следует через патриотические структуры вроде «Фонда защиты национальных ценностей», возглавляемого Александром Малькевичем. А не через карманную партию сенатора Александра БабакОва, который выдвинул шоумена Прилепина на первый план, а сам занимает должность первого заместителя председателя партии «За правду» и спонсирует весь этот банкет.

Троцкист Прилепин призывает к разрушительным действиям – к прогулу. Я призываю к созиданию, и в этом разница между нами.

Следует внедрять в образовании системный подход в описании действительности. Это, кстати, одна из тем, регулярно обсуждаемых в нашем Клубе экспериментальной истории.

https://sponsr.ru/ruslanostashko/1211/Pochemu_vajen_sistemnyi_podhod

И в рамках внедрения системного подхода надо изживать у детей клиповое мышление. Причём начинать следует с таких банальных действий, как запрет использования гаджетов в школе. Думаю, это посильная для государства задача – повесить в каждом классе непроницаемый для сигналов мобильной связи и закрывающийся на учительский ключ шкафчик. Куда в начале занятий дети должны будут положить свои телефоны, и смогут забрать их лишь после окончания заключительного урока.

Выпускать системно мыслящих людей, умеющих учиться и способных к дальнейшему развитию – вот что должно стать одной из главных задач школы. И проверка знаний в форме ЕГЭ не противоречит этой задаче, если изменить наполнение двух первых блоков экзамена.

Таковы мои предложения, а теперь я готов выслушать ваши. Инфантильных фанатов Прилепина, которые считают, что надо всё «разрушить до основанья, а затем…», просьба идти мимо.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх