Свежие комментарии

  • Андрей
    !!!!!!!!!!!Мы - народ поб...
  • Юрий Можейко
    Точнее не скажешь. Я за мир с умными польками.Верно подмечено!
  • Юрий Можейко
    Грош цена тому государству, котор0е не умеет себя защитить. Пора "забить" всю "контру", чтобы самим не пропасть.ФСБ задержала адв...

Бежать и спастись

Р. Ищенко   написал    новую    программную    статью.   Она  большая,  и  в  ней    много  чего  написано  про  украинскую   политику.  Но     мне  всякие   Медведчуки,  ОПЗЖ  и  прочие  рабиновичи   неинтересны,  и  потому   я        выгладываю только  отрывки  из  статьи -  по-настоящему  программные.
***
Отрывок  первый.
Я знаю нескольких человек, которые в 2014 году переехали в Россию, получили гражданство, работали, а затем уехали на Украину. Некоторые позже вернулись в Россию. Некоторые до сих пор выжидают на Украине. Они напоминают мне евреев, успешно бежавших из гетто, а затем добровольно вернувшихся туда в надежде, что режим смягчится, и потому, что «там родина».

Я также знаю некоторое количество людей, которые не захотели покидать Украину, мотивируя тем, что это их «родина и кто будет бороться?». Некоторые до сих пор упорствуют в своём заблуждении, некоторые уже и хотели бы уехать, да нет возможности. Эти напоминают мне евреев, имевших возможность бежать из гетто, но решивших остаться, чтобы демонстрировать нацистам и их пособникам своё презрение.

История не знает успешных восстаний в гетто. Даже те, которые, как восстание в Варшавском гетто, увенчались относительным успехом, всего лишь позволили некоторому количеству людей бежать и спастись.

Именно бежать и спастись, а не свергнуть в рамках гетто нацистский режим и установить свою власть. Интересно бы всё это смотрелось: вокруг гестапо, полицаи, ужас, война, а здесь, за колючей проволокой, на паре квадратных километров, цветы, птицы поют и в человецех благоволение.

Бред? Конечно, бред. Сопротивление нацистскому режиму может заключаться только в спасении от него возможно большего количества потенциальных жертв этого режима. Известные из истории нацистские и фашистские режимы погибали или под внешним воздействием, или от внутренней дряхлости, но к тому времени, как они гибли, их принципиальные враги уже были уничтожены (полностью или в большинстве своём). Гитлеровцы даже в самые последние дни войны не забывали уничтожать заключённых гетто и концлагерей. К тому времени, как умерли дряхлые Франко и Салазар, от политической оппозиции времён их молодости остались лишь воспоминания, а для новых поколений противостояние 30-х годов потеряло актуальность.

Украинский нацистский режим — не исключение. Чем хуже он себя чувствует, тем сильнее проявляется его зверская сущность в отношении политической оппозиции.

Первая волна политических убийств и массовых арестов приходится на 2014 — начало 2015 года, когда режим был неустойчив, был готов рухнуть в любой момент, но уничтожал своих оппонентов (и единичных «вероотступников» из числа «прозревших» майдановцев) даже активнее, чем вёл войну в Донбассе. На этот же период приходится и первая попытка установления прямой нацисткой диктатуры, предпринятая Игорем Коломойским, который в марте 2015 года успешно начал и почти завершил процесс свержения Порошенко, опираясь на нацистские батальоны, воевавшие в Донбассе. В последний момент он ошибся, поверив на слово американским «джентльменам» и заключив с Порошенко мировую в интересах США. Теперь сожалеет. Не отступи он тогда, американцы никуда бы не делись, общались бы с ним и поддерживали бы его. Не могли же они уже в начале 2015 года признать, что в результате спонсировавшегося ими путча на Украине к власти пришли абсолютно оголтелые нацисты, бандиты, по сравнению с которыми Гитлер — мирный философ.

Смешно, но в изменившихся условиях, когда украинский режим в условиях острой ресурсной недостаточности бьётся в агонии под тяжестью собственных преступлений, мирный нацистский переворот на Украине произвёл клоун того же Коломойского, который до президентства был аполитичным актёром и совершенно не симпатизировал нацистам.

Причём американцы уже не против. Они сами строят тоталитарное государство, и им уже совсем не обязательно делать вид, что они верят в наличие у украинского режима «человеческого лица». Наоборот, чем меньше ресурсная база режима, тем более открытым и наглым должно быть антиконституционное террористическое правление. Его (террора) задача — не убедить сомневающихся и не перевербовать оппонентов, а запугать всех настолько, чтобы и думать не смели о сопротивлении.

Террор бы всегда достигал своего, если бы часто не применялся в условиях исчерпывающейся ресурсной базы. В тех случаях, когда террористическим режимам удавалось сконцентрировать достаточный для простого биологического выживания населения внутренний ресурс или получить необходимую внешнюю подпитку, если они (режимы) не бросались во внешние военные авантюры, им ничего не угрожало. Однако если необходимых ресурсов не было (как сейчас происходит на Украине), то рано или поздно население понимало, что у него есть выбор между тысячами, которые погибнут на баррикадах, и гибелью от голода и эпидемий всего населения. Тогда режим сметала волна народного гнева. Причём лучше становилось далеко не сразу, и не все доживали до эпохи улучшений. Сразу появлялся лишь свет в конце туннеля — всего лишь шанс на позитивные изменения после кровавой бани. Этим шансом удавалось воспользоваться не всем и не всегда, но у некоторых получалось.
***
Отрывок  второй.
Если в гетто в частной беседе с Циперовичем Хаймович вовсю костерил нацистский режим, то, может, в глазах Циперовича его рейтинг и рос, вот только ни на прочности режима, ни на судьбе собеседников это никак не отражалось. В США байдениты показали сторонникам Трампа, что закона больше нет, захватили власть силой и начали против них репрессии. Сторонники Трампа клеймят их позором и нехорошими словами. Байденитам всё равно. Боятся они только силовых акций, а говорить можете сколько угодно — всё равно никто не услышит, кроме тех, кому положено брать на заметку «внутренних террористов».

Если вас загоняют за колючую проволоку ребята в красивой чёрной форме от Хьюго Босс и на вышках расставляют пулемёты, давать интервью свободной прессе бессмысленно. Их никто не прочтёт, ибо «свободная пресса» окажется в соседнем бараке (если повезёт, если нет — сразу превратится в дым над трубой крематория).

Поэтому единственная доступная в украинском гетто форма протеста — протест ногами (эмиграция, бегство из страны). Чем меньше там остаётся людей, тем быстрее наступит конец конвульсиям этого умирающего животного. А кто не хочет бежать, того рано или поздно всё равно превратят в дым, мыло или абажур. Зато на родине.

Полностью  статья  здесь - https://cont.ws/@ishchenko/1913626
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх