Свежие комментарии

  • Анна Эржибова
    Жалейте дальше,самые мерзкие людишки чечняингуши(не зря от них избавился в своё время Сталин,сидели бы в своём ауле и...Франция пожинает ...
  • Компанцев Сергей
    я думаю что скоро французы будут не креститься а будут мусульманами не через год а так лет 30 запад все сделал что б...Франция пожинает ...
  • Виктор Шиховцев
    Неприятный тип.А и вправду по...

Потери лесов в России, высокая рождаемость на Сахалине и депопуляция северного Китая

Потери лесов в России, высокая рождаемость на Сахалине и депопуляция северного Китая

1. Про лесную отрасль в России существуют два мифа. Согласно первому, у нас настолько плохо поставлена пожарная охрана, что леса только и делают, что горят в пожарах. Согласно второму мифу, леса в Сибири варварски вырубаются и продаются в Китай – вскоре от бескрайней тайги ничего не останется и обездоленным комарам даже негде будет носа подточить. Реальная картина несколько сложнее этих наивных представлений:

https://zen.yandex.ru/media/show_me_world/skolko-rossiiskogo-lesa-bylo-poteriano-s-2001-po-2019-god-5f6b7faa74988d542fb233f4

Как видно по карте, леса горят почти исключительно в слабозаселённых районах – на северо-востоке Европейской России и в Сибири. А там, где в достаточном количестве живут люди, пожарная охрана работает прекрасно.

Опять же, судя по карте, в европейской части вырубок гораздо больше, чем в Сибири, но едва ли кто-то здесь скажет, что леса становится меньше. За Уралом же основные потери приходятся вовсе на вырубки и не на экспорт в Китай, а на те самые лесные пожары.

Специалисты по лесоводству не дадут соврать: после пожара лес самостоятельно вырастает заново за 50-100 лет (это если не проводить специальных восстановительных мероприятий). С учётом огромных размеров нашей страны это значит, что наши лесные богатства в безопасности.



2. Интервью демографа Алексея Ракши. Учёный высоко оценивает программу материнского капитала, говоря, что она реально подняла рождаемость в России. В целом, по мнению исследователя, государственные меры поддержки работают — по крайней мере, в некоторых случаях. Например, в Сахалинской области:

https://lenta.ru/articles/2020/09/25/demographics/

На Сахалине хорошая ситуация. С 2011 года там начали резко наращивать меры региональной поддержки семей. За второго-третьего ребенка платят миллионы рублей. На Сахалине разработана и внедрена обширная по российским меркам система мер демографического стимулирования рождаемости и социальной поддержки семей с детьми. На прямые выплаты семьям там уходит не менее двух процентов регионального ВВП. В результате в регионе коэффициент суммарной рождаемости в 2019 году составил 1,954. Это — один из лучших показателей в России. 

Еще десять лет назад средние показатели на острове были ниже среденероссийских. Если брать русскоязычные регионы, то Сахалин уже лет пять-шесть очень сильно опережает любой из них. И началось это опережение, когда были введены меры поддержки.


Вместе с тем, демограф негативно оценивает недавние изменения в порядке выплаты материнского капитала:

Материнский капитал видоизменился — его дают уже не только за второго ребенка, как раньше, но и за первого. Это поможет?

Я считаю, что переформатирование материнского капитала — большая ошибка. Возможно, в ближайшие два-три года мы получим прирост рождаемости в районе трех процентов. Но после 2025 года это изменение приведет к падению рождаемости: она будет ниже, чем могла бы быть, если бы ничего не меняли.

Почему?

Акцент сместился на стимуляцию рождения первого ребенка вместо второго и последующих. Новая система материнского капитала сильно демотивирует к рождению вторых и последующих детей тех, у кого уже есть один ребенок. Они родят первого и получат свои 484 тысячи, а за второго им причитается дополнительно только 156 тысяч. Это не та сумма, из-за которой будут рожать вторых детей.

Ну и надо понимать, что несмотря на снижение, рождаемость первых детей в России до сих пор остается одной из самых высоких среди развитых стран. Дополнительно стимулировать это нет необходимости, практически нет резерва, куда расти. Обычно женщины изначально ориентированы на какое-то количество детей. Есть какие-то ценности, культурные нормы, психология, что-то ещё. И люди стараются реализовывать свои репродуктивные намерения раньше или позже. Иметь хотя бы одного ребенка до сих пор является обязательной программой у подавляющего большинства людей, особенно женщин.



3. К вопросу о том, собираются ли китайцы захватывать и заселять Сибирь. Ведущая гонконгская газета пишет, что население северных провинций Китая сокращается — вплоть до того, что некому работать на полях и собирать урожай:

https://www.scmp.com/economy/china-economy/article/3102809/chinas-corn-growing-heartland-heilongjiang-grapples-shortage

Три северо-восточных китайские провинции — Хэйлунцзян, Гирин и Ляонин — столкнулись с сокращением населения: в общей сложности регион покинула 331 тысяча человек в прошлом году, согласно правительственным данным.

Когда-то бывшие центром промышленности, эти три провинции теперь известны как «китайский ржавый пояс» из-за их неспособности отказаться от укоренившейся привычки к плановой экономике и отказаться от опоры на добычу истощающихся ресурсов.

В общей сложности сельское население Китая сократилось на 12 миллионов до 551 миллиона человек в 2019 году и теперь составляет 39% от всего населения страны, что резко контрастирует с долей в 89%, которая имела место 70 лет назад (данные Национального бюро статистики).


Возможно, если бы руководство Китая сильно захотело, оно могло бы в приказном порядке направить в Сибирь несколько миллионов человек. Однако сами китайцы жить и работать на севере, очевидно, не хотят.

Капиталистический Китай быстро превращается в подобие большой Японии – зажиточной, стареющей и не склонной к каким-либо военным авантюрам.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх