Свежие комментарии

  • oleg zhidkov
    "в 1978 году. Допустим я хочу начать производить или мебель, или мясо кроликов. Со сбытом проблем не будет: как с меб...Итоги антиалкогол...
  • Светлана Соловьева
    Лучше проехать 8 часов ,чем помогать им и платить«Латвийская желез...
  • Виктор Иванов
    Но как же долго этот рыжий хлюст грабил Роснано.Государственники ...

Борьба против «ненавистного русского» обернулась бегством медиков из Латвии

Борьба против «ненавистного русского» обернулась бегством медиков из Латвии

Массовым бегством медиков из Латвии обернулась борьба против «ненавистного русского языка», которую много лет ведут свидомые незалежники. Результат плачевен: жителей евроинтегрированного шпротостана некому лечить. Особенно плохи дела по части онкологии.

Продолжаю знакомить вас с контрастами между «отсталой» российской медициной и «передовой» западной.

Прибалтике некоторое время удавалось за счёт оффшорного налогового климата и финансовых вливаний ЕС выглядеть «витриной Евросоюза», на что очень любили кивать светлоликие креаклы.

Однако сказка подходит к концу. И конец этот для многих жителей незалежной республики весьма гОрек.

«Недавно Латвийское телевидение провело журналистское расследование под названием «Диагноз – рак», вскрывшее неутешительную картину того, что творится в онкологических лечебницах страны.

https://rus.lsm.lv/tema/diagnoz--rak/ 

Руководитель отделения химиотерапии рижской Восточной университетской больницы СИгне ПлАте жалуется, что некоторые пациенты буквально умирают в очередях, месяцами ожидая необходимую им процедуру.

https://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/umeret-ne-dozhdavshis-himioterapiyu-v-vostochnoj-bolnice-ne-mogut-reshit-problemu-ocheredej.

d?id=52502067&all=true 

Между тем 75% онкологических пациентов Латвии ставят на учёт именно в данной больнице. На сегодняшний день там насчитывается 30 коек для тяжелобольных пациентов, нуждающихся в химиотерапии. Всего на них приходится три врача».

https://vz.ru/world/2020/10/11/1064600.html

То есть, больных по онкологической части граждан Латвии тупо некому лечить. А значит – смерть от рака им гарантирована.

«В Латвийском онкологическом центре в Риге сейчас полностью прекращено раннее лечение рака груди щадящим эффективным методом. Дело в том, что там больше нельзя диагностировать злокачественные опухоли ещё на нулевой или первой стадии развития. Вместе с современным оборудованием для такой диагностики онкоцентр этой весной получил и 50 бесплатных комплектов для забора образцов. Но теперь они все закончились, а очереди на процедуру ждут уже 60 женщин.

«Тяжелее всего смотреть пациенткам в глаза и говорить, что лечения им придется ждать, возможно, и полгода», – говорит врач-онколог Илзе Эньгеле. А ведь по оценке латвийской организации онкологических пациентов VITA, с помощью недоступной сейчас процедуры можно было бы спасать от операций на груди по пять женщин ежедневно, по 25 – в неделю, больше сотни – каждый месяц. VITA призывает Минздрав изыскать решение по финансированию как можно скорее».

https://vz.ru/world/2020/10/11/1064600.html

Денег нет, это понятно. А куда же подевались медики? Массово вымерли? Вовсе нет. Просто тем из них, кто постарше, надоели постоянные придирки со стороны латвийских свидомых.

«Вместо того, чтобы помогать врачам в их нелёгком труде, латвийское государство зачастую лишь вставляет им дополнительные палки в колеса. Так, менее года назад сотрудников Латвийского онкоцентра и работников рижской больницы ГАйльэзерс с пристрастием проверили на знание латышского языка. Их неприятности начались после выхода документального фильма «24/7», повествующего о буднях латвийских медиков.

Медсестра Татьяна Аксёнова (она в фильме говорит на русском языке с латышскими субтитрами) рассказала: её коллегам пришлось выделять время и подменять друг друга на операциях, чтобы пройти проверки, которым их подверг Центр государственного языка. А позже Аксёнова жаловалась журналистам: «Мы поговорили в этом фильме – и к нам вновь пришла комиссия по госязыку, проверили, составили три акта. После этого фильма у нас пошли такие репрессии...».

Представитель руководства рижской Восточной больницы Илга НАмниеце сначала категорически отрицала, что в заведении вообще проводились языковые проверки. Но позже она в беседе с прессой всё-таки признала, что персонал действительно проверяли. «Если есть жалобы на то, что, например, какая-то сестричка не знает хорошо латышский язык, то проверяются все сотрудники, которые работали в ту смену, в тот день. Такие жалобы у нас довольно часты. Незадолго до этой проверки языковые инспекторы были и в клинике травматологии и ортопедии... Это связано с тем, что какой-то пациент жалуется, анонимно, наверное...» – пояснила НАмниеце».

https://vz.ru/world/2020/10/11/1064600.html

Те же, кто помладше, и по-русски не изъясняется, не удовлетворёны уровнем заработка. И сразу же уезжают из незалежной Латвии, едва получив медицинское образование.

«Госконтроль выяснил, что лишь 13% молодых специалистов, закончивших медицинские вузы, сразу же идут работать в медучреждения родной страны, а 40% продолжают учебу в резидентуре. О 47% молодых специалистов «информация отсутствует» вовсе. Скорее всего, их просто уже нет в Латвии – перебрались в страны Западной Европы с их более высокими зарплатами.

В июле большой резонанс вызвало заявление эндокринолога, профессора Угиса ГрУнтманиса. Он после двадцати лет работы в США вернулся на родину, в Латвию, не нашёл здесь применения своим знаниям и снова уехал в Штаты.

Грунтманис рассказал, что студенты латвийских медицинских вузов по-прежнему не связывают своё будущее с родной страной. «Только что коллега провел опрос среди студентов 5-го курса. Один из вопросов был, сколько из них собираются уехать и почему. 100% ответили, что планируют уезжать из Латвии из-за маленьких зарплат и не видят здесь возможности для личностного роста и развития», – поведал профессор».

https://vz.ru/world/2020/10/11/1064600.html

Латвийские незалежники попали в собственноручно выкованные клЕщи. Люди старшего поколения, прессуемые нациками за отсутствие национальной свидомости, уходят из незалежной медицины, не выдержав придирок. А молодёжь, в полном соответствии с дискурсом евроинтеграции, считает себя европейцами, которым нечего делать в нищебродской стране, где медикам платят мизер.

Как Латвии вырваться из этих клещЕй? Заманивать молодёжь назад? Нечем, ведь денег на здравоохранение в бюджете нет. Единственный вариант – тот же, о котором ранее писал ехидный рижский политик УрбанОвич, когда троллил свидомых необходимостью вспоминать «ненавистный русский язык».

Только отменив языковые репрессии, власти Латвии смогут хоть как-то затормозить сползание своей медицины в пропасть. Но вы же понимаете, что для них это недопустимо, поскольку покажет весь провал многолетней националистической политики.

Поэтому, вероятно, ситуация будет лишь ухудшаться, пока у незалежников вообще не останется медицины.

И тогда они перейдут на лечение травами и заговОрами, как их хуторские предки. Что станет финалом полной и окончательной декоммунизации.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх