Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    Итог налицо!Вольтерасты доиг...
  • Виктор Шиховцев
    Там, скорее, светский фашизм. То, что христианам постоянно плюют в душу, им мало. Решили мусульманами заняться. Итог ...Погружающаяся в р...
  • Валерий
    А чего Франция(да и вся Европа) ноют? Ведь вы этого хотели? Хотели! Получите,распишитесь и не нойте.Погружающаяся в р...

Расстрел инженера Шухова, крах беспилотников Убера и 5000 писем из тюрьмы

Расстрел инженера Шухова, крах беспилотников Убера и 5000 писем из тюрьмы

1. Все знают про печальные истории Королёва и Туполева, многие также слышали про дело «Пропарите», в ходе которого по ложному обвинению во вредительстве посадили в одну из первых шарашек Леонида Рамзина, изобретателя прямоточного котла. Однако мало кому известно, что знаменитый Владимир Шухов, – строитель первых отечественных нефтепроводов и основоположник конструктивизма, – был приговорён к условному расстрелу во время возведения высочайшей тогда в стране башни:

https://iz.ru/853838/georgii-oltarzhevskii/sryv-bashni-za-chto-rasstreliali-uslovno-inzhenera-shukhova

Из постановления ВЦИК «Об организации радиотелеграфного дела РСФСР» от 30 июля 1919 года:

«Для обеспечения надежной и постоянной связи центра республики с западными государствами и окраинами республики установить в чрезвычайно срочном порядке в г. Москве радиостанцию, оборудованную приборами и машинами, наиболее совершенными и обладающими мощностью, достаточной для выполнения указанной задачи».

Нужно было построить башню-антенну высотой минимум 150 м, а лучше — выше. Особых сомнений в том, кто может справиться с задачей, не было: инженер Владимир Григорьевич Шухов, создатель гиперболоидных башен и арочных крыш для Киевского вокзала и ГУМа, кораблестроитель и великий изобретатель.
Но Шухову было уже под семьдесят. Революция катком прошлась по его семье — старшие сыновья, боевые офицеры Первой мировой, оказались на стороне белых, а сам инженер с матерью, супругой, младшим сыном и дочерьми остался в голодной Москве. После большевистской революции Шухова выселили из дома на Смоленском бульваре, семья переехала в мастерскую в Кривоколенном переулке. Сбережения пропали, заказов не было, жить было не на что.

«Строительная контора Бари», в которой много лет трудился инженер, была национализирована, но рабочие выбрали Владимира Григорьевича ее руководителем. «Строительная контора Мосмашинотреста», как она теперь именовалась, и получила заказ на строительство башни. Шухова, по сути, и не спрашивали — в упомянутом декрете от 30 июля было однозначно сказано: «работающих на установке радиостанции считать мобилизованными на месте... (независимо от возраста)... до тех пор, пока работа не будет завершена». И ниже: «всем работающим по установке радиостанции выдавать красноармейский паек». Последний аргумент по тем временам был самым внушительным.

Шухов предложил несколько вариантов, но самым интересным с инженерной точки зрения был проект высотой 350 м. При том, что эта башня должна была существенно превосходить Эйфелеву башню (305 метров), на нее требовалось втрое меньше металла! Однако даже такого количества у советской власти не оказалось, и выбран был более скромный 150-метровый вариант. Поскольку кранов и железа для их производства не было, Шухов предложил телескопическую модель строительства: каждая следующая 25-метровая секция собиралась внутри башни и поднималась внутри нее с помощью лебедок. Опорой служила... сама же башня, ее нижние секции. Решение остроумное и ранее не применявшееся.

Главной проблемой стала нехватка материалов и низкое качество приходящего металла. Все шло нервно, но относительно неплохо, пока не пришла очередь монтировать четвертую ступень башни. «29 июня 1921 года при подъеме четвертой секции третья сломалась. Четвертая упала и повредила вторую и первую в семь часов вечера», — записал в дневнике Шухов.

Началось следствие, собрали комиссию из самых уважаемых инженеров. Их вердикт был однозначен: «проект безупречен, проблема в усталости и низком качестве металла». Тем не менее ВЧК дело о «диверсии и саботаже» не закрыло, а революционный суд вынес в отношении Шухова удивительный приговор: «расстрелять условно». Когда один из помощников спросил Владимира Григорьевича, как он после этого собирается работать, последовал короткий ответ: «Без ошибок».


Башню достроили, для Шухова тогда всё закончилось хорошо. В 1931 году, вскоре после дела «Промпартии», 79-летний инженер, по рассказам дочери, вновь оказался под угрозой, и лично был вынужден ехать в Баку устранять проблемы на построенной по его проекту первой советской установке крекинга нефти:

https://www.mk.ru/moscow/2017/03/16/prigovor-shukhovu-uslovnyy-rasstrel.html

Большевики ценили техническую интеллигенцию, деятельно пытались пополнить её редеющие круги толпами бывших пролетариев. И всё-таки профессия инженера в раннем СССР была опасной: за шансы на выход из нищеты приходилось платить огромным риском.

Во-первых, в технических провалах удобнее всего было обвинять не простых рабочих и не партийных бонз, а инженеров: классово-далёких и безответных.

Во-вторых, инженеры получали весьма скудную зарплату и не имели акций заводов, которые строили. В отсутствии пряника мотивировать их можно было только кнутом, то есть угрозой тюрьмы или расстрела.

Кстати, роман «Гиперболоид инженера Гарина» советского «пролетарского» писателя Алексея Толстого, по всей видимости, был вдохновлён той самой гиперболоидной башней инженера Шухова:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Гиперболоид_инженера_Гарина

Книга вышла в 1927 году – незадолго до Шахтинского дела, дела «Промпартии» и прочих гонений на инженеров.

Краткое содержание (осторожно! спойлеры!): инженер Гарин является антигероем, создавшим нечто вроде сверхмощного лазера. Он бежит из красного Ленинграда за границу, где вступает в сговор с американскими капиталистами-монополистами. Злодей устраивает масштабный промышленный саботаж (в Германии, с которой СССР тогда дружил), активно сотрудничает с белоэмигрантами, добывает с помощью своего изобретения мегатонны золота из глубочайшей в мире шахты и обваливает западную финансовую систему (зависимую от золотого стандарта), благодаря чему становится «диктатором полумира». Однако доблестные пролетарии во главе с советским чекистом экспроприируют гиперболоид и производят мировую революцию.

Неудивительно, что после чтения таких книг на инженеров в СССР смотрели косо, как на потенциальных врагов.


2. У сервиса такси «Убер» всплыли критичные проблемы с беспилотниками: выяснилось, что полуслепые и туповатые роботы не могут нормально водить. Как верно заметил Карл Маркс, практика — критерий истины. Мы с вами уже давно говорим, что Илон Маск и прочие американские «стартаперы» — скорее гениальные «решалы», нежели гениальные инженеры. Они умеют получать огромные субсидии из бюджета, пиариться и мастерски уходить от налогов. С реальными высокими технологиями, — такими как роботы-водители, к примеру, — у креативных икон получается не так хорошо:

https://habr.com/ru/news/t/521424/

Сейчас практика доказывает именно нашу правоту. В то время как российские учёные первыми создали нормальную вакцину от коронавируса, «Убер» впустую потратил миллиарды долларов в тщетной попытке повторить уже существующие технологии.

Разумеется, на Западе есть и реальная наука. Более того: по большинству направлений западная наука всё ещё опережает российскую, на что есть вполне объективные причины. Тем не менее самые яркие западные компании, — те самые, на которые с наивной надежной молится прогрессивная общественность, — всё же имеют большую часть достижений исключительно «в будущем времени».


3. Помните историю про негра, который, после того как его посадили пожизненно, смог получить в тюрьме юридическое образование, добился пересмотра приговора и осуждения посадившего его прокурора?

https://olegmakarenko.ru/1907773.html

Вот ещё один случай, говорящий о том, что если не сидеть сложа руки — вполне можно добиться освобождения (даже без получения специального образования):

https://lenta.ru/news/2020/10/05/inmate/

Житель американского города Детройт, штат Мичиган, 26 лет отсидел в тюрьме по обвинению в убийстве и был реабилитирован после теста ДНК. Об этом сообщает издание Detroit News.

В июне 1994 года Уилла Байас (Willa Bias) была найдена застреленной в своем доме. Главным подозреваемым стал ее пасынок — 19-летний Ласино Гамильтон (Lacino Hamilton). В январе 1996 года он был осужден и посажен в тюрьму на 80 лет с правом условно-досрочного освобождения через 50 лет.

Гамильтон заявлял, что не совершал убийства, однако суд признал его виновным на основании показаний другого заключенного, который с целью добиться смягчения правосудия по отношению к себе заявил, что подозреваемый признал вину.

Заключенный подавал в различные судебные инстанции апелляции с требованием пересмотреть обвинения, но безуспешно. Он разослал около пяти тысяч писем правозащитникам с просьбой разобраться в его ситуации. Одно из писем получила Клаудиа Уитман (Claudia Witman) из некоммерческой организации, которая занимается помощью невинно осужденным. <…>

Когда Гамильтона осудили в 1990-х тестирование ДНК еще не получило широкое распространение в судебной практике. Обвинителю и адвокату американца не сообщили о наличии образцов. Проведенный спустя 26 лет тест оправдал Гамильтона.


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх