Свежие комментарии

  • Андрей
    в Советской власти ублюдства было немерено.Есть такая профес...
  • Ната
    Хочется добавить этой Зулейке три перышка в крылья, для легкости!Россияне желают Х...
  • Виктор Михайлов
    А что прокуроры просто утёрлись от плевков жидобандеровца Шпендеровича !? Может пора к нему и власть употребить ?Шендерович нагово...

Мир на грани большой войны

Оптимист Ищенко вангует, что скоро война, и размышляет о том, кто моргнёт первым.

Ситуация на многострадальной Украине (без всякой иронии к стране и ее народу) складывается так, что можно констатировать - заинтересованные в конфликте, возможно, вооруженном, стороны завершили предвоенные подготовительные мероприятия, как минимум в дипломатической сфере. Дальше, либо кто-то должен уступить, либо следующий шаг вперёд означает войну.

При этом у России не может быть «масштабной» войны с Украиной — разные весовые категории. Украина даже Донбасс завоевать не в состоянии. Участие же Киева в непосредственном военном столкновении с Москвой, даже в составе группы государств, будет означать для Украины практически мгновенное её уничтожение, как политической сущности.

Украина выступает лишь провокатором первого столкновения. Её задача как-то обозначить перед мировым сообществом участие России в военном конфликте.

Дальше США намерены развязать европейскую войну, с участием хотя бы нескольких восточноевропейских стран — членов НАТО и ЕС. Это позволит им давить на не желающих конфликта с Россией своих западноевропейских союзников, требуя от них определиться: с Москвой они или с НАТО.

Это непростой выбор для Западной Европы.
Выбрать НАТО — выбрать войну, которая в таком случае вплотную приблизится по масштабам к мировой. Выбрать Россию — отказаться от столетие выстраивавшейся системы союзов, в которой Западная Европа привыкла себя комфортно чувствовать. Очень высок риск, что европейцы выберут США и НАТО, надеясь, что кривая вывезет и воевать им не придётся. Но это надежда на чудо, а чудеса Бог посылает только достойным.

Таким образом, намечающееся силовое разрешение кризиса на линии соприкосновения в Донбассе нельзя назвать украинско-российской войной. Дело обстоит гораздо хуже.

Напомню, что отозванный для консультаций российский посол не вернулся в США.  Это значит, что ситуация хуже, чем во время Карибского кризиса. Тогда СССР и США вели активнейший диалог с целью предотвратить войну.

Европейские СМИ распространили информацию о том, что США привели свои войска в Европе в максимальную степень боевой готовности.

Какой-то польский генерал возбудился и заявил о необходимости срочно создать Балтийский союз (в составе Польши, Прибалтики и скандинавских стран) для войны с Россией. НАТО не представляется ему достаточно надёжным.

Генералов-маразматиков хватает в любой армии, но когда подобные заявления начинают активно обсуждаться в национальной и международной прессе, это означает, что соответствующее общество (польское, прибалтийское) морально готово к войне, сдерживающие центры, включая инстинкт самосохранения, в обычных условиях блокирующие принятие рискованных решений, отключены.

Украинское руководство, несмотря на провокационные обстрелы Донбасса, явно боялось спровоцировать Россию на реальные боевые действия, памятуя о том, что случилось в 2008 году с грузинской армией, а в 2014-15 годах с ВСУ. Американцам, до последнего момента делавшим вид, что они тут ни при чём, даже пришлось открыто засветить своё участие в провокации конфликта. На протяжении одних суток 1-2 апреля состоялись телефонные беседы между министрами обороны и президентами Украины и США. В обоих случаях американские партнёры подталкивали Киев к конфликту с Москвой, обещая не оставить Украину с глазу на глаз с Россией.

Сразу после этого Киев затребовал совместные учения с НАТО. Украина также проинформировала Совет безопасности ООН об эскалации на линии соприкосновения в Донбассе. Это сделано для того, чтобы переложить вину за начало конфликта на Россию, чтобы можно было сказать «мы же предупреждали, даже в Совбез обращались».

Верховная Рада Украины изменила законодательство, регулирующее призыв на военную службу, обеспечив Зеленскому формальную возможность призвать в течение суток миллион человек, отслуживших в армии, как минимум половина из которых имеет опыт боевых действий в Донбассе.

Также Украина постоянно демонстративно перебрасывает войска к линии разграничения и на границу с Россией.

Москва ответила не менее демонстративной переброской войск в районе украинской границы. Причём министерство обороны России целую неделю молчало, прежде чем заявить, что войска перебрасываются в рамках плановых учений. Путин провёл видеоконференцию с Макроном и Меркель в ходе которой российская позиция относительно текущего кризиса была доведена до Франции и Германии. Судя по их последующему поведению, им настоятельно посоветовали не дёргаться и не пытаться встревать в данный конфликт.

Российский министр иностранных дел провёл обширные и успешные переговоры с Китаем в том числе и относительно координации действий Москвы и Пекина в рамках реакции на провокации Вашингтона.

Три российские подводные лодки одновременно всплыли в Арктике, проломив лёд, и осуществили успешные учебные ракетные пуски. Это ни что иное, как демонстрация Америке возможностей нанесения по ней массированного ядерного удара с самого уязвимого направления. Из последнего, в Сибири отмечены эшелоны с войсками и техникой, движущиеся в направлении европейской России.

В Донецке и Луганске изданы указы о первом в истории народных республик призыве на военную службу.

Москва открыто сказала и показала, что отступать не намерена. Ещё раз подчеркну, что с обеих сторон проведены практически все предварительные дипломатические и политические действия. Возможности для дальнейшего накачивания напряжённости, без перехода к открытому конфликту, практически не осталось. Те манёвры, которые ещё можно предпринять, никак не ослабят напряжённость, к тому же их потенциал также будет исчерпан в течение ближайших недель.

Стороны (а это не Украина и Донбасс, но Россия и США) находятся в ситуации «кто моргнёт первым». Фактически маразматическая администрация Байдена реализовала декларировавшийся Хиллари Клинтон, в ходе её президентской избирательной кампании 2016 года, план ядерного шантажа России. Тогда Хиллари заявляла, что будет требовать от России уступок под угрозой полномасштабной ядерной войны. Сейчас США демонстрируют свою готовность в несколько шагов довести кризис в Донбассе до уровня прямого военного противостояния России и США.

Почему они это делают? Потому, что у них не осталось иных способов отстоять свою глобальную гегемонию, без которой США в одно касание превращаются в слабое и бедное региональное государство, внутренне нестабильное и склонное к распаду (хуже, чем Россия в 90-е). По собственным американским расчётам, в течение ближайших трёх-четырёх лет они должны окончательно проиграть России и Китаю экономическое и политическое соревнование и лишиться даже теоретической возможности победить в военном конфликте. Перед Вашингтоном стоит дилемма: сейчас или никогда.

Значит ли это, что война неизбежна? Нет. Её опасность очень велика. Более того, велик риск выхода событий из-под контроля, особенно с учётом неадекватности американской администрации. Но, как уже было сказано выше, политика не предполагает обязательного фатального развития. Вариантов развития ситуации всегда масса. Для нашей существуют три основных, позволяющих избежать худшего:

1. Кто-то отступит без войны. Для отступившего это будет означать политическую катастрофу, но отложенную. Сразу это будет незаметно.

2. Военный кризис начнётся и кончится слишком быстро, чтобы США успели развернуть свой план его развёртывания в европейскую войну. Грубо говоря Украину уничтожат настолько быстро, что поляки, прибалты и прочие самоубйицы за американские интересы, равно как и сами США не успеют среагировать, а дальше будет поздно.

3. На каком-то этапе, произойдёт разрыв в нагнетании обстановки. Украинские руководители могут так и не решиться переступить последнюю черту. Могут не рискнуть втянуться в конфликт восточноевропейцы. Одно дело «объявлять войну России» в собственных СМИ, совсем другое сделать это на практике. Можно не успеть спуститься в бомбоубежище. Может занять жёсткую позицию Западная Европа.  Страх смерти может пробудить в них храбрость, необходимую для того, чтобы открыто выступить против США.

Слабость всех этих вариантов заключается в одном, мы вынуждены полагаться на то, что правильное решение примет кто-то другой, поскольку отступить сами уже не можем. Но, как видим, есть много вариантов при котором фатальное развитие событий прерывается.

Тем не менее, вынужден с грустью констатировать, что за пятьдесят пять прожитых мною лет мир никогда не стоял к войне так близко. Ближе всего (после Карибского кризиса, который случился ещё до моего рождения) мы были к Третьей мировой во время европейского ракетного кризиса в начале 80-х, когда США развернули в Европе свои ракеты средней дальности, а советские комплексы РСД-10 «Пионер» (SS-20 по НАТовской классификации) выдвинулись аж в ГДР. Позиционные районы ядерных ракет находились в нескольких десятках километров друг от друга (в ГДР и ФРГ), а значит любой конфликт с применением обычного оружия грозил стразу же обернуться обменом ядерными ударами, поскольку в случае прорыва противник был способен выйти к позициям ракет за сутки-двое.

Так вот, даже тогда ситуация была лучше, поскольку американцы были хоть и заражены ковбойством, но в целом вменяемы, войны они не хотели и диалог шёл. Сейчас же мы (и весь мир) имеем дело с неадекватами в Вашингтоне для которых будущий мир хуже войны. Более того, они считают, что войну ещё можно выиграть и ни с кем не готовы разговаривать о компромиссе, требуя односторонних уступок.

И всё же шансы у нас есть. Большинство людей (американцы не исключение) хотят жить. Захватившая же Белый дом маразматическая байденовская хунта не всесильна. Её тоже можно остановить совместными усилиями.

Полностью  здесь  - https://cont.ws/@ishchenko/1958111

Ссылка на первоисточник
Супермаркет, спам, электрогитара и еще 7 вещей, которые появились благодаря В...

Картина дня

наверх