Свежие комментарии

  • Николай Герасименко15 января, 12:36
    Не дождетесь! Ваши усилия по внедрению в умы масс всепропальщецких настроений не имеют шансов. Нойте в своём 2-х % ок...Российская эконом...
  • Виктор Шиховцев15 января, 7:29
    Автор как-то забыл про курс национальной валюты, который грозит рухнуть после начала скупки ЦБ иностранной валюты. Оч...Российская эконом...
  • Виктор Шиховцев14 января, 13:11
    Смею заметить, на Украине такая же демократия, как в США. Сайт миротворец, сломанные ребра и выбитые зубы. Запрет рус...Хотим как в А...

Как Люк Бессон боролся с расизмом

«Опасное это дело, Фродо, выходить за порог: стоит ступить на дорогу и, если дашь волю ногам, неизвестно, куда тебя занесет»*. Сдается мне, что с окончательным обрушением уровня личной безопасности на улицах уходить в виртуал начнут не только натурные съемки, но и новости. Потому что переступать порог и давать волю ногам, несущим куда ни попадя, осмелится не каждый.

Как Люк Бессон боролся с расизмом

Во Франции уже давно ни для кого не секрет, что являться в некоторые кварталы, если вас туда не звали и вас там не ждут, далеко небезопасно даже в сопровождении вооруженной охраны. А иногда и с вооруженной охраной, если вами там недовольны.

Об этом хорошо и подробно может рассказать режиссер Люк Бессон. Но он отчего-то не любит об этом вспоминать. Кроме блестящей кинематографической деятельности, Люк Бессон еще совсем недавно был известен своими хлесткими правозащитными и политкорректными высказываниями. В духе: если вам не нравятся правонарушители, покушающиеся на вашу собственность, то это ваша проблема и ваша вина, потому что своим вызывающим поведением вы вынуждаете их «правонарушать». А если вы не любите кварталы, заселенные выходцами из стран Магриба, то вы расист, и это из-за вас им не удается найти работу, как они ни стараются.

Следует отдать режиссеру Бессону должное: чтобы не остаться голословным, он решил отучить французов от расизма личным примером. Раз и навсегда. Именно так у него и получилось в 2008 году, когда для съемок очередного блокбастера (From Paris With Love) он выбрал самый злачный парижский пригород в печально известном департаменте Сен-Дени. Тремя годами ранее именно там случились особенно разнузданные волнения — с поджогами автомобилей, помоек и подъездов, с нападениями на полицию, пожарных и медиков. С тех пор репутация местечка Монфермей, где особенно ярко отличилось «магpибское население квартала», не улучшилась. Зато правоохранительные структуры окончательно перешли в режим игнора любых правонарушений в данном секторе, а из близлежащих социальных многоэтажек поразъехались последние коренные французы.

Люк Бессон решил лично показать, почему и насколько эти сбежавшие из пригорода французы были не правы. Его съемочная группа явилась средь бела дня на срочно организованное вече из предводителей местного «дворянства» и предложило всем работу в массовке на подхвате, обеспечив также весь обслуживающий съемки сектор (охрану, поставку питания, уборку площадок и т. д.).

</source>Режиссер Люк Бессон / Фото: Официальная страница Люка Бессона в Facebook (https://www.facebook.com/LucBessonOfficial/)

Захлебнувшаяся восторгом пресса широко осветила это славное начинание, объявив конец французского шовинизма, посрамив ксенофобов и раструбив начало новой эры во взрывоопасных пригородах столицы. Под влажными взглядами кинокамер и всхлипами фотоаппаратов Люк Бессон лично жал руки главарям района и утирал слезы радости депутатам.

На съемочную площадку привезли весь необходимый реквизит и обустроили все удобства нанятым тут же охранникам из среды доселе обиженных и оскорбленных французским расизмом, мешавшим им найти работу. Всей остальной массовке раздали аванс вместе с расписаниями съемок. Для участия в шедевре в Париж срочно вылетели Джон Траволта и Джонатан Рис-Майерс.

На следующий день вместо ожидаемой массовки к Бессону пришли представители местного «дворянства» (они же главари, они же пацаны, они же «старшие братья», как их здесь называют) и потребовали увеличения заработной платы для всех участников. Обескураженный Бессон отказался, предъявив ребятам официальный документ, подтверждающий, что ранее оговоренная оплата точно соответствует тарифу киномассовок, предусмотренному всеми профсоюзами, и никак не может быть изменена.

А на следующую ночь весь киногородок с его подсобными вагончиками и десятью трюковыми автомобилями, предназначенными для съемок каскадеров, был сожжен и разворочен. Несмотря на «охрану» из местных парней, которые безоговорочно поддержали требования непомерных надбавок за еще невыполненную работу.

Поскольку на восстановление утраченного материала требовалось больше времени, чем было в планах у кинозвезд, Траволта и Рис-Майерс разлетелись обратно по своим пенатам, а сильно потрясенный и внезапно помрачневший Бессон заявил сбежавшимся журналистам, что съемки окончены и «кина не будет».

Если вы думаете, что Бессону кто-то посочувствовал, то вы добрый и очень наивный человек. Волна упреков в бессердечности пошла на режиссера изо всех утюгов и микроволновок. Мэр пригорода Монфермей взывал его к сознательности, убеждая начать все сначала и оплатить не только убытки, но и обещанную зарплату так и непоработавшей массовке. Пресса оплакивала «обманутые надежды местного населения», и в этом плаче явственно звучала нота недовольства Бессоном, а не кем бы то ни было другим. Подумаешь, машинки пожгли, накупите новых и возвращайтесь. Народ ждет. Вы не имеете права обманывать его ожидания.

— Останавливать начавшуюся динамику преступно! — писали СМИ.

— Решение прекратить съемки — не лучший выбор Бессона. Народ недоволен! — говорили депутаты.

— Ну и что, что сожгли машины! Это ведь Сен-Дени, а не зона отдыха! Вы должны были знать, куда суетесь! — восклицал мэр.

Все три цитаты приведены дословно и датируются 2008 годом.

Люк Бессон оказался непреклонен в резкой смене курса своих заблуждений. О его новых подвигах на поприще хождения к народам трудных кварталов с тех пор новостей не поступало. Зато за последние годы ощутимо возросло количество «трудных кварталов», куда официально не рекомендуется соваться не только полиции и пожарным, но и съемочным группам новостных каналов.

Бессон просто стал самым известным первопроходцем, a за ним пришли другие, менее знаменитые. Добровольные отказы снимать действительность в опасных зонах становятся повседневностью. И уже совсем скоро о реальных картинках происходящего там мы сможем иметь представление только благодаря армейским подразделениям, охраняющим операторов, или компьютерной графике, воссоздающей декорации на основе когда-то увиденных событий.

Так, телеканал France-2 был вынужден отказаться от съемок в парижском пригороде Гриньи, потому что группу прямо предупредили, что полиция не сможет гарантировать ее безопасность. Передачу решили снимать в студии, но сам факт полицейских откровений настолько возбудил ведущих журналистов, что избежать скандала не удалось: официальному представителю правительства пришлось ответить на вопросы в прямом эфире.

— Вы не считаете проблемой, что в 2020 году во Франции мы не можем провести съемки в пригороде, потому что никто не в состоянии обеспечить нашу безопасность? — интересовался ведущий Томас Сотто.

— Это, разумеется, проблема, — отвечал представитель правительства Габриэль Атталь. — Но она началась не сегодня.

— Так что же вы предпринимаете для урегулирования этой проблемы?! — настаивал журналист.

— Ей уже десятки лет... — бормотал чиновник.

Так и поговорили. Тут и сказочке конец.

По иронии судьбы несостоявшаяся передача называется «Вам слово!» и имеет целью дать возможность рассказать о своих насущных проблемах жителям тех самых трудных кварталов, грустными судьбами которых уже долгие десятилетия попрекают коренных французов.

Похоже, категорические императивы сегодняшней безопасности очень скоро вынудят всех принять новую действительность в виртуале — через экран телевизора и монитора: покажите нам ваши проблемы, а мы покажем вам, как их решать.

</source></source></source></source></source>
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх