Свежие комментарии

  • Оzzи О О
    Не признание полета на луну , ты тем самым признаешь отсталость советской науки , выходит , что ниши ученые были на с...США ещё не сделал...
  • Aнатолий Райков
    Это какой хохол укусил турка?После революции и ВОВ с Галичины началась украинизация Российских земель,Теперь с Анкары...УГРОЗА ПОТЕРПЕТЬ ...
  • Николай Герасименко
    Слепая вера в любые западные заявления, не подкрепленные фактами, признак инфантилизма. Как показывает история, Запад...США ещё не сделал...

46 триллионов «на геополитику»

46 триллионов «на геополитику»

Инфографика от «Новой газеты», якобы показывающая, как много денег Россия за последние 20 лет потратила «на геополитику». Оппозиционеры с упоением подсчитывают, сколько за 46 триллионов рублей можно было бы построить школ, больниц и велодорожек, сколько пенсий недополучили российские пенсионеры:

https://novayagazeta.ru/articles/2021/01/27/88901-nalog-na-velichie

Несложно заметить, что журналисты «Новой» свалили в кучу совершенно разные вещи.

Зарубежные энергетические проекты – это обыкновенные инвестиции, направленные на зарабатывание денег и получение прибыли. Некоторые из них эту прибыль уже приносят, другие в силу своего размера отобьются спустя долгие годы, чтобы потом приносить доход несколько десятилетий. Возможно, не все эти проекты в итоге окажутся успешными, однако более вероятно, что общая прибыль от инвестиций значительно превысит вложения.

Другой блок расходов «на геополитику» – списание странам третьего мира безнадёжных долгов. Это нормальная и неизбежная практика для всех крупных заимодателей, естественная часть долгового бизнеса. По той же логике регулярно списывают долги россиянам обычные коммерческие банки:

https://ruxpert.ru/Списание_долгов_Россией

Логика тут проста: если ты не можешь получить долг целиком, надо получить хотя бы часть.
Если не можешь получить долг деньгами, надо получить долг услугами. Если должник настолько безнадёжен, что дешевле забыть о нём, чем оплачивать работу юристов по извлечению долга, значит, о долге надо забыть.

Та же логика применима и к списанию долгов бедным странам. Если страна не может отдать свой долг деньгами, этот долг обычно прощают: в обмен на какие-то политические или экономические бонусы, вроде разрешения построить военную базу или обязательств поставлять какие-нибудь природные ресурсы по низким ценам. Вместе с тем каждое списание долгов сопровождается мощной волной возмущения оппозиционеров: «зачем мы простили 3 миллиарда долларов Угундибве, эти деньги можно было раздать пенсионерам». Ответ на упрёк прост: раз долг был списан, значит, получить его деньгами было невозможно. Раздавать же пенсионерам долговые расписки было бы бессмысленно — они тем более не сумели бы получить свой долг с этой африканской страны.


Представляю картину.

— Марфа Никитична, вам в этом месяце кроме пенсии государство ещё ваучер выдало на 350 рублей. Ваша часть долга Южного Бантустана!
— Ой, Анечка, а что же мне с этим ваучером делать?
— Я бы вам сказала, Марфа Никитична, да только мне моральный кодекс почтальона не разрешает такие слова вслух произносить.

В любом случае, за невозвратные кредиты ответственны в основном советские власти, которые или раздавали подарки в виде кредитов, или оформляли таким образом политические взятки за участие в нужных СССР войнах.

Промежуточный итог: если вычесть долги перед СССР и инвестиции, то 47 триллионов рублей (чуть менее половины годового ВВП России) снижаются более чем вдвое. И это за 20 лет! Без натягивания совы на глобус оставшаяся цифра выглядит уже далеко не так сенсационно.

Что же касается последнего блока, вопрос в том, насколько он подходит под определение «поддержки людоедских режимов», о которой столь печалятся наши оппозиционеры? В Сирию Россия вошла ради уничтожения террористической организации ИГИЛ, выросшей к тому моменту в полноценное непризнанное государство, и ставшая реальной угрозой для нашей страны. Эта проблема была успешно решена, причём затраты в 4,6 миллиардов долларов сравнимы с затратами на серию крупных военных учений и испытаний техники за тот же период.

Кстати, в головах счетоводов-любителей удивительным образом сочетается и надежда, что объявившие нам войну бородачи как-нибудь сами собой рассосутся, и требование силой забирать у безнадёжных должников территории. Тот факт, что это будет означать войну, причём со всех точек зрения захватническую и несправедливую, в расчёт не принимается.

Финансовая поддержка наших недалёких соседей, возможно, отчасти была опрометчивым шагом. Но так уж устроена политика: нельзя вот так просто взять и сломать формировавшиеся десятилетиями традиции. Государство — живой организм, и ему потребовалось значительное время, прежде чем оно научилось трезво оценивать отдачу от помощи республикам бСССР. О реальном уровне людоедскости «режимов», которым мы ранее помогали, вы можете судить сами. Некоторые из этих режимов успели уже смениться, так что нам теперь есть с чем сравнивать.

Итого, из сомнительных внешних затрат остаётся Венесуэла. Здесь мы столкнулись с тяжёлым моральным выбором: сейчас Венесуэлу терзают социалисты венесуэльские, а без нас её будут терзать социалисты американские. С нами у венесуэльцев сохраняется шанс на относительно мягкий переход к нормальной экономике, а с американцами их ждёт, вероятно, уже полноценный голод. Наконец, следует помнить, что Россия благодаря своему участию в судьбе Венесуэлы получает доступ к тамошним богатейшим в мире запасам углеводородов.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх