Свежие комментарии

Хватит обсуждать, что происходит в США! Пора задуматься о том, что мы хотим построить в России

Хватит обсуждать, что происходит в США! Пора задуматься о том, что мы хотим построить в России

Все политические медиа России широко и местами даже глубоко обсуждают капитолийские страсти в США – инсценировку мятежа, блокировку Трампа, захват власти Байденом… Всё это действительно важно: самая могущественная мировая империя уходит ко дну, но от неё по-прежнему многое зависит, а значит, нельзя не быть в курсе этого, нельзя не реагировать.

Но живём-то мы в России, и нас должно волновать, прежде всего, то, как это отразится на российском государстве, народе, какое место мы занимаем в процессе международного переформатирования.

Хватит бесконечно реагировать на то, что сказали Байден, Трамп, разные пелоси и пенсы! Это не только бесполезное сотрясание воздуха, но даже вредно, так как делает нас ментально зависимыми, подменяет чужой повесткой столь необходимое осмысление самих себя. Если продолжать только реагировать на внешнюю повестку, то никогда не скажешь своего слова, даже не начнёшь мыслить самостоятельно.

Они там, за большой лужей, в конце концов, создали свой проект, 250 лет и даже дольше (если считать от Реформации) агрессивно его реализовывали, жёстко навязывали народам мира и – слава Богу – довели своё дело до распада, до обессмысливания и теперь мечутся в поиске выхода из идейного тупика.

Между прочим, кое-какие планы на сей счёт у них уже есть, а именно: перезагрузить глобальный капитализм с помощью трансгуманизма и тотальной цифровизации. И если им дать время, если не предложить никакой альтернативы, то не исключено, что у них пройдёт этот фокус – и тогда все антиутопии покажутся детской сказкой.

Впрочем, пока они в растерянности, а внутренний раскол усиливается…

Деградация и саморазрушение США, растерянность всего западного проекта – уникальный исторический шанс для народов мира, чтобы выйти из более чем 500-летнего тупика прогрессизма, исправить многовековые заблуждения Просвещения как культа человека обезумевшего. 

Но в чём заключается российский проект, наш смысл жизни? Что мы можем предложить себе и человечеству? Способен ли русский мир сформулировать новый образ справедливого мироустройства и светлого будущего? Или мы продолжим плестись в хвосте и ждать новых идей из-за границы?

Пока мы даже боимся заговорить об этом.

Провластные политологи чураются слов «идеология», «идейность», другие боятся, что их заклеймят мракобесами, ретроградами. Вся российская политика – как внутренняя, так и внешняя – сводится к ситуативному реагированию, к надежде на блестящий политический инстинкт Путина. А большие цели сводятся исключительно к материальному достатку, инфраструктуре и технологиям. Будто человек живёт только желудком (его к этому ведут, но это ещё не так), будто народы и государства не должны иметь целеполагания и высших ценностей!

Но в это же самое время неолиберальный проект глобального капитала не стесняется под видом свободы навязывать жёсткую матрицу псевдоценностей, кодекс поведения и даже правила мышления, которые преступно нарушать.

Россия же – по крайней мере, официальная – будто остановилась на полпути в растерянности. В 2008-2014 годах мы отказались от роли вассала Запада и даже вошли с ним в клинч по вопросам безопасности, а также по отдельным ценностным моментам (пропаганда педерастии, права человека и пр.), но в целом продолжаем жить по лекалам неолиберализма (в экономике, медиа, культуре, да почти во всём).

Свежий пример с либеральной диктатурой американских соцсетей и IT-гигантов: о ней известно давно, но за все годы в России практически ничего не сделано, чтобы создать полностью независимый Рунет. Ещё более тревожный пример – наша массовая культура, которая сплошь является калькой (причём зачастую неудачной) англосаксонского культа потребления.

С 2014 года мы живём в раздвоенном состоянии: с одной стороны, политически вступив в клинч с Западом, с другой – ментально и экономически продолжая жить в его матрице.

Эту двоякость и растерянность, кстати, как зеркало отражает русский язык – в частности, то, как слово партнёры, изначально нейтрально-деловое, стало иметь негативную коннотацию, так как в официальных речах ими часто называются страны Запада. Партнёры, которые ведут гибридную войну против тебя, это как?!

Ещё показательнее то, как мы, русские, обращаемся друг к другу в обиходе. В речевом этикете обращение сводится либо к безличностному «простите», либо по половому признаку и возрасту (причём, как правило, без золотой середины, до 60 лет «девушка», а потом сразу «бабушка»). Формы обращения из прошлого – «господин», «сударь», «товарищ», «гражданин» - не приживаются, так как воспринимаются с эмоциональной окраской. Правда, в офисах получило широкое применение слово «коллеги» - некогда обращение учёных друг другу стало канцеляризмом, который на улице не уместен.

В отсутствии общепринятого слова-обращения выражается наше непонимание самих себя – кто мы есть? Мы друг другу не товарищи, так как все стали «господами», но и не господа, так как нет узаконенных сословий, а вокруг якобы демократия. Мы и не «братья», «бати», «матушки», так как это для современных россиян «слишком по-русски».

Само по себе это не проблема, но неудобство, которое вызвано важнейшей проблемой отсутствия среди россиян осознанной идентичности. Как только будет решена эта проблема, как появится понимание, кто мы, то появится и слово-обращение, которое устроит подавляющее большинство.

Идентичность современного россиянина, помимо языка (во многом, искажённого сленгом), общих понятий о национальной культуре (заглушенных «масскультуркой») и памяти о Победе, зиждется только на патриотизме. Владимир Путин, который возродил это естественное, но утраченное в диком раже 1990-х чувство, считает, что этого достаточно.

Однако практика показывает, что патриотом могут считать/называть себя противоположные по убеждениям люди и – внимание! – даже предатели: ну а что, ведь оно любят «демократическую» Россию, чем не патриотизм? Или, скажем, олигарх тоже любит Россию – как дойную корову. А нынешняя богема и создатели ТВ-шоу, они тоже в какой-то мере любят эту страну: где ещё можно народу скармливать любую пошлятину, в том числе и шутки про него под видом быдла в майке-алкоголичке, а тот ещё заплатит деньги?

Все эти «патриоты» как один при необходимости споют гимн России, хотя, по сути, оскорбляют Родину и наносят ей страшный урон.

Любить Россию – естественно, но важно, какую именно Россию. В чём главное содержание русской культуры, русской мысли? Какие идеалы и ценности на протяжении веков пестовали лучшие русские люди? При всей разности взглядов, при невероятной широте русского характера наш народ выкристаллизовал нечто такое, что позволяет сохранить свою самость даже в глобальном обществе потребления, не даёт нам до конца утратить русскость.

Не стоит верить тем, кто говорит, что нет никакого русского пути. Россия всегда им так или иначе шла и идёт, пусть зачастую в несколько искажённом виде, иначе не смогла бы сохраниться и сохранить за собой такое пространство. Другое дело, что не всегда это происходит осознанно, находит выражение в конкретных формулировках и самостоятельных учениях. Сейчас для этого появились исторические условия (распад идеологии гегемона) и предпосылки, важно только прислушаться к себе.

Национальная идентичность – не только утилитарные национальные интересы в геополитике, как сейчас это понимается, но прежде всего набор высших ценностей народа, из которых черпаются ответы на насущные вопросы современности.

Национальная идентичность столь же уникальна как характер человека, но в кризисные моменты может подсказать рецепты для других народов. Сейчас глобализованное человечество переживает мировоззренческий кризис: вера в мантры неолибералов потеряна, и миллиарды людей в поисках новых ответов растеряны и агрессивны, нередко впадают в крайности.

Но ответы не появятся сами собой, их уже никто не принесёт в готовом виде на блюдечке: нового откровения не будет, да и очередного «Капитала» Маркса ждать не стоит – в этом смысле время великих теоретических учений действительно прошло.

Тем не менее выработка идеологии как системы убеждений для объяснения мира станет важнейшей задачей 2020-х годов, только вместо фолиантов и талмудов люди сформулируют сетевую структуру чётких убеждений, новую матрицу. И начинать надо с азов: что такое человек, что такое свобода и право, что такое семья, народ и государство, как оно должно быть устроено.

В русской мысли действительно есть такие идеи, которые – на основе опыта христианской Руси и советского опыта – могут перевернуть сознание миллиардов людей, оказавшихся в хаосе и тупике. 

Для затравки обозначу некоторые из предложений, каждое из которых требует отдельного обсуждения.

Первое. Человек, его личность есть не случайная игра природы, не механическое сложение хромосом, а задумка Всевышнего или, другими словами, попытка реализации нравственного идеала через того, кому дан талант созидания. Каждый человек уникален, так как ему дана своя миссия и особенные таланты для её реализации, а значит люди априори разные и не одинаковые, но все они равны в праве реализовать свой путь, только если он не вредит общему благу. Тот же принцип и среди народов.

Второе. Свобода человека – не в личных и политических правах, они есть только приложение к свободе, да и то не самое важное. Истинная свобода – это свобода от греха, от искажения своего пути к идеальной сущности, а также воля к максимальной реализации в себе нравственного идеала (спасения души).

Человек может быть по-настоящему свободен в тюрьме и несвободен на воле, но задача всего общества – создать наиболее благоприятные условия для нравственной самореализации каждого человека, что возможно только в условиях истинной свободы (то есть свободы духа).

Третье. Право человека невозможно без обязанности человека перед обществом и нравственным идеалом. Каждое право должно сопровождаться обязанностью, причём в обратной последовательности: то есть обременение обязательствами даёт соотносимое по значению право человека, без обязательств нет никаких прав. Даже право жизни даётся через служение обществу и нравственному идеалу, а не только фактом рождения.

Четвёртое. Частная собственность не является абсолютной ценностью, она временна и является материальным «сопровождением» пользы, которую принёс человек обществу. Собственность, нажитая за счёт притеснения других людей, неправедна и должна отчуждаться в интересах общего блага, в пользу притеснённых. Ссудный процент и спекулятивный капитал являются разновидностью такой неправедной собственности и должны быть запрещены.

Пятое. Традиция – это важнейший механизм воспроизводства лучшего опыта народа. Только на основе народной традиции возможна истинная модернизация как улучшение достижений прошлого, всё остальное – спекуляция для навязывания чужой идентичности. При этом достижение идеала – как человеком, так и народом – невозможно в принципе, но стремление к нему необходимо как залог развития. Развития не как технического прогресса, достигаемого за счёт деградации нравственности, а, напротив, как совершенствования нравственного и содержательного.

Справедливость и эволюция на основе традиции – залог гармоничного общества, нового типа государства.

… Для начала, пожалуй, достаточно.

Важно при этом помнить, что человечеству не по силам создать идеальное устройство мира, которое само по себе гарантирует безоблачную жизнь – к сожалению или к счастью, на земле нельзя построить рай.

Но это не означает, что народы должны жить как свиньи, в неуёмном потреблении и разврате, что сейчас происходит и что грозит глобальной катастрофой. Всем нам, чтобы нам не провалиться в пропасть и уцелеть, необходимо потянуться за идеалом.

Вот что давно пора обсуждать всем здравомыслящим русским людям на всевозможных площадках и в дискуссиях, вот что должно волновать всех нас в первую очередь, а не происходящее в Капитолии.


Эдуард Биров, ForPost

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх