Свежие комментарии

  • Антон Сибиряк
    А о предсказании не нашлось, что сказать? А я ожидал Вашего мнения о предстоящих событиях.Неудобные вопросы...
  • Юрий Гаврилов
    Надежда умирает последней. Уже почти не теплится.Неудобные вопросы...
  • Сергей К
    Это правильно, это капитализм.Рабство в США - р...

России хотелось бы, чтобы Европа сохранила голову...

Ребе Носиков мощно прозвучал.
Лидер крайне левой партии «Непокоренная Франция» Жан-Люк Меланшон заявил, что его страна испытывает трудности с чеченской диаспорой.

Французская полиция начала 80 расследований по факту возбуждения ненависти в Интернете. Париж готовит к депортации более 200 человек. Десятки тысяч граждан Пятой республики вышли на манифестации по всей стране. К ним присоединился премьер-министр страны Жан Кастекс.

Все перечисленное — реакция французского общества и государства на убийство школьного учителя исламским радикалом.

Самюэль Пати вел урок о свободе слова. И для демонстрации смыслового содержания этого термина показал детям карикатуры на пророка Мухаммеда из журнала «Шарли Эбдо».

Эти карикатуры уже были причиной преступлений — погромов, терактов и даже расстрела редакции «Шарли». Вот и теперь молодой чеченец — сбежавший из Москвы и получивший во Франции политическое убежище — обезглавил учителя. После чего, используя голову в качестве реквизита, записал ролик с обращением к президенту Эммануэлю Макрону.

Дискуссия, которую спровоцировало свежее несчастье, не блещет оригинальностью. Осуждают религиозный фанатизм, иронизируют над словосочетанием «ислам — религия мира», обсуждают пределы свободы слова…

Кому-то может показаться, что для российского общества эта дискуссия носит чисто теоретический характер. Простите, что расстраиваю, но это не так. И доказательством служит тот факт, что поступок убийцы был одобрен двумя уважаемыми россиянами.


Два российских ММА-бойца, Зелим Имадаев и Альберт Дураев, одобрительно высказались о совершенном преступлении в социальных сетях. Имадаев даже назвал преступника героем. Сейчас эти записи удалены, но к сведению их приняли. Впору подумать о том, сколько единоверцев Зелима и Альберта подумали так же, как они, но догадались промолчать.

Так вот, фанатизм здесь, конечно, имеет место. Но не только фанатизм убийцы. Его одного было бы явно недостаточно, чтобы из раза в раз воспроизводить один и тот же кошмарный сценарий с участием все тех же карикатур.Я полагаю, что тут требуется взаимодействие целых трех фанатиков.

С первым — все понятно: человек избрал убийство способом защиты своей веры.

Второй фанатик, вернее фанатики — это люди со светлыми лицами из редакции «Шарли Эбдо», продолжающие жертвовать собой и собственными согражданами за право оскорблять других.

Их деятельность столь же фанатична, как и у исламских экстремистов. Они делают вид, что пропагандируют свободу слова, на деле подменяя ее свободой оскорблений и возмещая недостаток таланта радикальностью.

На первый взгляд кажется, что все. Но это не так: есть и третья сторона. Третий фанатик. Это само французское государство, которое упорно пытается сочетать несочетаемое: мультикультурализм с антиклерикальной пропагандой и толерантность — с русофобией. Именно фанатичная приверженность взаимно противоположным принципам, попытки реализовывать их одновременно и привели к ужасным последствиям.

Если ваше общество предполагает мультикультурность и многоконфессиональность, то обязанность государства — обеспечить гражданам возможность исповедовать свою религию, не подвергаясь моральному террору со стороны других религиозных или нерелигиозных групп. Невозможно разрешить внутри общества войну всех против всех и ждать мира.

Вообще, межконфессиональный мир — это результат постоянной деятельности государства и постоянного государственного арбитража во взаимодействии религиозных групп. Надеяться на мирное сосуществование религиозных групп, не установив правил их взаимодействия и игнорируя их взаимные претензии на том основании, что «само утрясется», — то же самое, что не мыться, потому что «само отвалится». Оно-то может и отвалится. Но хорошо бы не вместе с головой.

В связи с этим мы должны сделать выводы из французского опыта и понять одну простую вещь. Люди, которые требуют вернуть им свободу слова методом отмены статьи 148 Уголовного кодекса РФ «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий», которую они называют статьей «О защите чувств верующих», — не желают нам добра. Ну или у них недостаточно ума и ответственности, чтобы предвидеть результаты своей деятельности. Вредители или безответственные балбесы, проще говоря.

Если же пытаться сочетать толерантность с густым заплесневелым европейским шовинизмом в отношении русских, то рано или поздно выяснится, что ядовитая плесень покрыла все стены европейского дома и жить в нем больше небезопасно. Раздача политического убежища всем подряд из убеждения «если человек не нравится Москве, значит он наш» напоминает пословицу «Выколю себе глаз — пусть у тещи будет зять одноглазый». Равно как и проведение политики исходя из принципа, что любой вред России — это польза для Европы.

России очень хотелось бы, чтобы Европа сохранила свою голову. Это критическое условие для достижения взаимопонимания.

Полностью  здесь - https://riafan.ru/1322641-obezglavlennaya-franciya-roman-nosikov-o-trekh-fanatikakh-i-ubitom-uchitele
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх