Украинское еврейство и стокгольмский синдром

Ребе Ищенко - о еврейском вопросе на Украине. Очень интересно и с экскурсом в историю.
В тридцатые годы прошлого века антисемитизм в мире был моден. Не страдал им только СССР. Впрочем, режимы Муссолини и Хорти также не испытывали ненависти к своим согражданам-евреям и даже пытались по мере возможности защищать их от посягательств Гитлера
Зато западные демократии, хоть и не поощряли публично нацистов к повторению «хрустальной ночи», но сделали практически неизбежным уничтожение евреев Рейха Гитлером ибо по сути заблокировали их эмиграцию из нацистской Германии.


Напомню, первоначально Гитлер планировал именно выселение евреев (с их ограблением). «Окончательное решение» (эвфемизм, прикрывавший геноцид) было принято только 20 января 1942 года на конференции в Ванзее. Конечно, евреев убивали и раньше, а уж в концлагеря запирали массово. Но в промышленных масштабах с немецкой скрупулёзностью их стали уничтожать именно после принятых в Ванзее решений.

Первоначально же Гитлер (кстати, опасаясь негативной реакции Запада на геноцид) даже не был против создания эмигрантами из Германии собственного еврейского государства на Мадагаскаре или где-нибудь ещё. В первые годы после прихода к власти нацисты поощряли выезд евреев за рубеж. Некоторым (особенно штучным специалистам, великим учёным и всемирно известным деятелям культуры) повезло и они обрели новую родину. Впрочем, удалось выехать и тысячам простых евреев. Однако Запад быстро прекратил приём мигрантов, дошло до того, что разворачивались пароходы с эмигрантами, уже пришедшие в США. Европейские страны просто закрыли границы. И Гитлер понял, что «мировое сообщество» судьбой евреев Рейха не интересуется.

Подчеркну, речь идёт не о Польше, наследственно больной антисемитизмом. Поляки вытесняли евреев до войны, убивали во время войны и окончательно выжили из уже «народной» Польши после войны. За пределами минимальных квот оказались закрыты для евреев Рейха границы таких столпов предвоенной демократии, как Великобритания, Франция, США.
В ходе войны отношение стало меняться. До правящих кругов западных демократий дошло, что евреям некуда отступать и невозможно сдаться. Поэтому британцы даже сформировали некоторые этнические еврейские части. Но война закрыла границы, и для миллионов оставшихся в Германии и на оккупированных территориях евреев было уже поздно.

Холокост стал одним из доказательств преступности нацистского режима, а массовые гекатомбы в лагерях уничтожения (вроде «Собибора») произвели на «мировую общественность» тем большее впечатление, что это были в большинстве своём не военнопленные, а мирное население, включая женщин и детей. В результате антисемитизм надолго вышел из моды. Поэтому в наше время даже самые откровенные нацисты, стараются делать вид, что антисемитизм был личной проблемой Гитлера, обладавшего неуравновешенной психикой, и не имеет никакого отношения к идеологии.

Вот и украинский режим долго и упорно делал вид, что у местных национал-радикалов антисемитизм как явление отсутствует напрочь. Выступление Тягныбока в 2004 году, в котором он призывал по примеру предков очищать украинскую землю от «москалей, ляхив та жидив», постарались забыть как неприятный единичный эксцесс. С кем, мол, не бывает. Избиения евреев возле синагог в разгар майдана зимой 2014 года тоже быстро «заиграли» как досадные случайности и вообще «бытовые конфликты». Затем Коломойский изобрёл термин «жидобандеровец», и всё успокоилось. Официальная пропаганда утверждала, что по одну сторону баррикад находится монолитная «украинская политическая нация», а по другую «москали, сепары, совки и ватники», подавая конфликт как борьбу «демократов» против «реставрации СССР», к которой якобы стремится Россия.

Тем не менее, бандеровщина была признана официальной идеологией «европейской Украины». Но ведь бандеровцы официально подчёркивали своё кровное родство с гитлеровским Рейхом, записывая это прямо в свои программные документы. Точно так же, как «очищение» Украины от русских, поляков и евреев, было их важнейшим приоритетом. Своё сотрудничество с гитлеровцами они как раз и начали с еврейских погромов в Западной Украине. Убивали и не успевших эвакуироваться коммунистов, и погром польской профессуры во Львове учинили. Но именно евреев убивали повсеместно, невзирая на статус, политические взгляды, лояльность новым властям, даже на службу в австро-венгерской армии в годы Первой мировой войны.

Причём особо отличились на этом поприще не немцы, которых просто не хватало на всех (войска были нужны на фронте, дивизии безопасности занимались охраной армейского тыла, а «Айнзацгруппы» насчитывали по тысяче человек. Они, конечно, очень старались, но не могли объять необъятное. Так что львиная доля уничтоженных советских евреев — дело рук местных коллаборационистов. На Украине — украинских националистов. Поскольку же бандеровцы в конечном итоге выиграли у других ОУНовских фракций борьбу за власть, то на них и лежит непосредственная ответственность за этот геноцид.

Когда в бандеровцы записываются живущие на Украине русские, грузины, армяне, азербайджанцы и прочие, я это ещё могу понять. Официальная пропаганда объясняет им, что бандеровцы сражались за свободу Украины и против немцев, и против СССР. При этом у подавляющего большинства нынешних бандеровцев дедушки воевали не в рядах УПА, а в рядах Советской армии, так что вроде как все равны, а предки просто «ошибались». Но у большинства евреев предки лежит в братских могилах, куда их заботливо утрамбовали бандеровцы.

При этом когда Рада принимает закон о праздновании в 2020 году юбилеев нацистов, коллаборационистов, участников и организаторов массового убийства евреев (Полтавца-Остряницы, Левковича, Самчука, Сидора, Осьмака, Вышнивського, Кубийовича, Галасы, Старуха, Мельника), с протестом выступает только руководитель Украинского еврейского комитета Эдуард Долинский. И это не единичный случай. Долинский протестует много лет и практически всегда в одиночестве.

Я понимаю, почему его не поддерживают Коломойский, Корбан, Гордон. Эти евреи стали частью режима. Они могут даже на статус «почётного арийца» рассчитывать. Но ведь в стране тысячи, десятки тысяч вполне обычных, грамотных, хорошо образованных евреев, которые тем не менее выступают на стороне убийц своих предков. Я уж не говорю об очень влиятельном раввинате.

Они не могут не понимать, что украинские наци ненавидят их не меньше, чем русских (а возможно, и больше), поскольку русскому достаточно объявить себя украинцем и выучить мову, как его уже не отличишь от самого что ни на есть матёрого бандеровца, а вот еврей для бандеровца останется евреем, даже если будет петь гимн без перерыва на сон и обед. То есть вопрос геноцида, если эта власть на Украине сохранится, — вопрос времени, а не принципа. Украинцы резали евреев при Хмельницком, резали при Гонте и Железняке, резали при Петлюре, но самую эпическую резню устроили именно бандеровцы. Нет никаких оснований считать, что их нынешние наследники поступят по-другому.

В конечном итоге я пришёл к выводу, что поведение украинских евреев продиктовано той же безысходностью, что и поведение всех оставшихся на территории Украины её граждан. Ведь голосовали же за Зеленского, надеясь непонятно на что.
Причём Зеленский всё же не Коломойский. Он — тот самый «хороший мальчик» из интеллигентной еврейской семьи.В отличие от Коломойского Зеленский для нацистов чужой.

Итак, мы видим, что избранный подавляющим большинством граждан Украины президент-еврей (Зеленский), за которым стоит его хозяин-еврей (Коломойский), дико боится украинских нацистов-бандеровцев, тех самых, которых вроде бы как нет и за которых, по словам украинских экспертов, голосует 1,5% избирателей. И значительная часть избирателей его оправдывает — им понятен его страх. В чём же дело?

Дело в том, что украинские нацисты пришли к власти, как и Гитлер, с полного благословения Запада. И до сих пор пользуются его поддержкой (пусть и сократившейся). Находясь на Украине, очень трудно оценить реальное сокращение этой поддержки и понять, что бандеровская государственность обречена.

Кроме того, жертвам ликвидации гетто или «эвакуации» концлагерей было всё равно, март ли идёт 1945 года или уже апрель, в тысячах ли километров от них находятся освободители или всего в нескольких десятках. Они находились в полной власти своих палачей и гибли даже накануне падения Рейха.

Думаю, что даже самые лояльные киевскому режиму украинские евреи не испытывают иллюзий, — бандеровцы будут убивать до последнего момента. В последний момент будут убивать тех, кто подвернётся под руку. Подворачиваться будут не успевшие (или по какой-то причине не захотевшие) покинуть страну и не залегшие на дно «ватники» и евреи. Первых будет мало, а последним вменят в вину и олигархов (хоть не все олигархи евреи, но отвечать евреи будут за всех), и премьера Гройсмана, и президента Зеленского, пожалуй, и Порошенко тоже.

Итак, Запад привёл Гитлера к власти и разрешил ему убивать евреев, лишь бы он воевал с СССР. Запад привёл бандеровцев к власти на Украине, чтобы они воевали с Россией. Евреев пока не убивают, поскольку в наше время антисемитизм не в тренде, но чем меньше внимания «международного сообщества» к Украине, тем больше у бандеровцев искушение не оглядываться на правила «цивилизованного мира», а поддаться своим вековым инстинктам. Тем более что вину за бандеровский террор Запад привычно возложит на Россию.

Зная всё это, среднестатистический украинский еврей стремится сохранить внимание Запада к происходящим на Украине процессам. Раз Запад заинтересован в майдане, надо поддерживать майдан, даже если майдан — это бандеровцы. Поскольку, пока Запад обеспечивает контроль над бандеровской властью, будет плохо, но геноцида всё же не будет, как только же бандеровская власть останется один на один с народом Украины, ничто больше не будет сдерживать её пещерные инстинкты.

Поэтому еврейская эмиграция из независимой Украины ещё в 90-е годы превысила самые высокие показатели эпохи СССР. Выехали все, кто мог и хотел: кто в Израиль, кто на Запад, кто в Россию. А уж тем, кто остался в надежде на лучшее (как подчас оставались еврейские семьи в захваченных гитлеровцами городах, уповая на то, что «немцы — культурные люди» и «в 1918 году они уж здесь были и навели порядок»), придется играть по бандеровским правилам. Выживать, как выживают остальные граждане Украины. Ибо Запад не заступится, как не заступился за евреев Рейха.

Остатки украинского еврейства смирились со своей участью. Они полюбили захвативших их (вместе со страной) террористов («стокгольмский синдром»). Они уже даже не хотят, чтобы их освобождали от бандеровщины. Ведь освобождение сломает хрупкое взаимопонимание, налаженное между ними и террористами. Террористы начнут нервничать и могут убить (если не всех, то многих) раньше, чем освобождение придёт.

В этом плане еврейская община Украины ничем не отличается от остальных граждан. Просто конформизм остальных не так бросается в глаза, поскольку между ними и бандеровцами не лежит Бабий яр. И Шолом-Алейхем, на памятнике которому рисуют свастики, не их национальный писатель, и меняя красное знамя УССР на жёлто-синее УНР, малоросс меняет «всего лишь» сторону в гражданской войне, которая так и не заканчивается, начавшись сто лет назад, еврей же начинает славить убийц своих предков, желавших под корень вывести его народ.

Но на самом деле все оставшиеся граждане Украины, и евреи, и русские, и венгры, и румыны, и даже те, кто, как Аваков и Саакашвили, считают себя украинцами, являются заложниками бандеровских террористов, захвативших страну. Террористов всегда меньше, чем заложников. Заложники всегда имеют шанс, организовавшись, нейтрализовать террористов с минимальными потерями. Но, во-первых, кто ж им даст организоваться (для того и убивали, и выдавливали из страны потенциальных организаторов, чтобы некому было организовывать сопротивление), а во-вторых, никто не хочет быть в числе тех самых «минимальных» потерь.

Так и в концлагерях тысячи узников послушно шли на убой под надзором считанных охранников. Украина сейчас — один большой концлагерь. Все, кто не палач, — потенциальная будущая жертва. Ну а уж идти ли в палачи или в подручные палача, каждый решает сам.
Полностью здесь - https://cont.ws/@ishchenko/1523090
Источник ➝

История плавной национализации Яндекса: 2008-2020 годы

Если кто не читал, то рекомендую текст прозападного СМИ о национализации Яндекса. Навальнята думали, что они рассказывают страшную историю "удушения свободы слова", на самом деле это рассказ о том, с каким трудом и с нескольких подходов крупнейший в России поисковик и агрегатор пытались сделать российским.

Радует то, что в Кремле вполне осознавали важность Яндекса как информресурса ещё даже до его становления в качестве СМИ №1. И уж тем более после 2008 и 2014 годов, когда прямо было сформулировано, что отдать Яндекс американцам нельзя.

Но и спугнуть специалистов, тем самым разрушив передовую IT-структуру, тоже недопустимо - отсюда и особая деликатность, затянутость процесса. Тем более что всё делалось впервой.

Огорчает то, что Воложи и Сегаловичи, а также сотни молодых русских ребят, программистов, у них на работе, настроены прозападно и против государства. И вместо того чтобы они с энтузиазмом работали на интересы Родины, приходится искать аккуратные инструменты принуждения их к этому.

Приведу здесь самые интересные отрывки.

***

Пытаясь вспомнить, когда государство впервые пришло в «Яндекс» с претензиями, один из бывших менеджеров компании называет лето 2008 года, самый разгар войны с Грузией. «Приехали замруководителя администрации президента Владислав Сурков, его зам Константин Костин и еще один жутко засекреченный чувак», — вспоминает собеседник, работавший в то время в компании. Стали говорить: «Что у вас за безобразие происходит? Расскажите, как работает сервис („Яндекс.Новости“ — „Проект“), а мы вам расскажем, как он должен работать. Они пришли решать вопрос. Не договариваться».

В то время «Яндекс.Новости» агрегировали любые русскоязычные новости, как, например, англоязычный Google и сейчас делает с новостями на английском языке. Одни ресурсы писали, «какие у нас доблестные солдаты», другие «какие плохие русские» и все это отображалось в новостном агрегаторе, вспоминает его экс-сотрудник. Было очень много мелких сайтов, а ранжирования  еще не было, «сервис был не очень хороший», признается собеседник: в топ «Яндекса» мог попасть кто угодно. [...] Главе и акционеру компании Аркадию Воложу (сооснователь и CEO «Яндекса» — «Проект») тогда сказали: «То, что ты пишешь на морде сайта, смотрят миллионы, это Первый канал. Либо убирай, либо развивай», утверждает собеседник, близкий к Кремлю.

*

Осенью 2008 года было сделано ранжирование источников новостей, но головная боль у владельцев «Яндекса» не исчезла. «Давление с их (Кремля — „Проект“) стороны было постоянное, Волож расстраивался, ему было страшно. Он регулярно встречался с Кремлем: с Волошиным (Александр Волошин, бывший глава администрации президента, хороший знакомый Воложа и член совета директоров компании с 2010 года — „Проект“), без Волошина, с Сурковым», — вспоминает бывший менеджер компании. Тогда-то в 2010 году менеджеру «Яндекс.Новостей» и потребовалось заводить специальный телефон для звонков из Кремля: чиновники стали регулярно названивать, требуя объяснить, почему та или иная новость попала в топ «Яндекса» даже несмотря на ранжирование.

В 2011 году «Яндексу» пришлось придумать специальную программу: в ситуации, когда страна в опасности, его переводят в особый режим, который подразумевает, что в топ попадает только 10-15 отобранных медиа. Об этом механизме знал топ-менеджер компании Дмитрий Иванов , команда «Яндекс.Новостей» и Волож . В пул этих СМИ, например, входила газета «Коммерсант», государственные агентства и некоторые другие издания. Это были СМИ, в которые чиновники могли за пять минут дозвониться . Режим тогда так ни разу и не включили . «Мы все говорили им, что они должны на бумаге прописать регламент, когда этот особый режим включается. Но это была хитрость: и они, и мы понимали, что такой документ не мог появиться в природе», — говорит экс-сотрудник компании.

*

Летом 2008 года структуры Усманова заинтересовались покупкой и самого «Яндекса»: в СМИ утекла информация о том, что бизнесмен ведет переговоры с Воложем о приобретении 10-15% акций. Эта заявка была согласована с Кремлем, признается теперь экс-чиновник администрации президента: «Они („Яндекс“ — „Проект“) планировали выходить на IPO и, хоть и божились, что не собираются никому продаваться, но их система акций тогда позволяла провернуть что угодно». Еще в 2007 году материнской компанией для ООО «Яндекс» стал зарегистрированный в Нидерландах холдинг Yandex N.V. Тогда в Кремле поняли, что акциями «Яндекса» могут завладеть иностранцы.

Тот факт, что компания может стать «не нашей» — ее могут купить американцы — давил на государство, объясняет член совета директоров «Яндекса»: «В воздухе витало понимание, что структура собственности „Яндекса“ — угроза нацбезопасности. Волож умрет, его акции будут не суперакциями, и какие-то непонятные американские владельцы будут контролировать национальное достояние».

«Воложа вызвали поговорить к президенту Медведеву, в кабинете как рояль в кустах оказались Усманов и глава „Газпрома“ Алексей Миллер. «Нужны были гарантии, что «Яндекс» останется в России. Рассматривались разные варианты: один вариант был «нагибать» — заставить их продать акции, — вспоминает экс-чиновник администрации президента. — «Но это для Воложа и инвесторов была не очень хорошая идея — продать 10% акций перед IPO». В итоге личным решением Суркова продажу «Яндекса» Усманову остановили: «Он хотел иметь рычаг, давить этой услугой на компанию».

Вместо продажи в 2009 году была придумана «золотая акция», которая блокирует продажу ключевых активов «Яндекса». Держателя акции предложил Кремль, это был «Сбербанк»: «Герман Греф был не против, Сбербанк тогда пытался какие-то онлайн-сервисы развивать, и у них намечалось какое-то сотрудничество». Вследствие этой операции Google не смог купить и Mail.ru Group, который позволили продать Усманову.

*

Доли «Сбербанка» и «Яндекса» в предприятии были примерно равные, но что-то пошло не так: «компании не совмещались», периодически возникали вопросы о разводе. На фоне этих проблем, как утверждает собеседник в «Яндексе», у Грефа и возникло желание купить долю во всем поисковике — это произошло летом 2018 года. За лето состоялось несколько встреч топ-менеджеров двух компаний — Греф и его зам Лев Хасис, Волож и финдиректор «Яндекса» Грег Абовский . Сделка была одобрена замглавы администрации президента Сергеем Кириенко . Осенью 2018-го, через четыре-пять месяцев переговоров, план слияния стал достоянием прессы. Акции «Яндекса» рухнули почти на 10%. Как утверждает источник в руководстве «Яндекса», Греф очень обиделся и на то, что «Яндекс», по его мнению, слил переговоры в прессу, и на то, как рынок оценивает Сбербанк. С того момента Греф ни разу не появлялся на совете директоров «Яндекса», зато Сбербанк решил стать крупнейшим акционером Mail.ru.

*

Идею Фонда, который в скором времени начнет управлять «Яндексом» , начали разрабатывать вскоре после срыва переговоров со Сбербанком, привлекли консультантов из Goldman Sachs и «ВТБ Капитал». «Фонд был защитой в том числе и от Грефа, — говорит чиновник АП. — На Воложа где сядешь, там и слезешь. Вот Греф тоже слез». После того как «Яндекс» объявил о создании Фонда, 21 ноября прошлого года Дума приняла закон об обязательной предустановке российского программного обеспечения на смартфоны, компьютеры и телевизоры. Он вступит в силу 1 июля 2020 года и  повысит капитализацию «Яндекса» примерно на $1,4 млрд. Возможно, благодаря этому закону «Яндекс» существенно нарастит долю поиска и даже сможет наконец обогнать Google.

*

Бывший кремлевский чиновник вспоминает, что компания многое просила у государства: «„Яндексу“ все время тоже что-то надо в ответ от государства. Это взаимовыгодная ситуация всегда», «Сегалович был политизированным парнем, больше, чем Волож. Он был идейным либералом, на его похороны даже Навальный ходил. При Сегаловиче у „Яндекса“ склонность показывать фак и дурить была больше», — вспоминает эти годы бывший федеральный чиновник. Многие сотрудники «Яндекса» тогда были «ультра-либералами», вспоминает знакомый с этим кругом IT-бизнесмен: «У них стала возникать с государством коллизия: мы никогда не будем сотрудничать с этим кровавым режимом, мы особенные, у нас есть технический рычаг, и мы можем улучшать мир».

*

С подачи Путина, публично отвечавшего на вопрос, является ли «Яндекс» СМИ, депутат Госдумы Андрей Луговой в мае 2014 года задал такой же вопрос Генпрокуратуре. И депутаты начали готовить закон, который бы обязал агрегатор регистрироваться как СМИ. Его придумывали кремлевские чиновники Радий Хабиров и Тимур Прокопенко , но принят он был только в 2016 году, а вступил в действие в 2017.

Закон обязывает владельцев новостных агрегаторов проверять «достоверность информации» во всех источниках, не зарегистрированных Роскомнадзором в качестве СМИ. Недостоверные публикации по требованию Роскомнадзора должны удаляться под угрозой штрафа от 600 тысяч до 1 млн рублей. В первой редакции законопроекта уже тогда было и ограничение доли иностранцев в агрегаторах, но этот пункт тогда в итоге убрали. «Я помню, что все сидели и думали, на кого из людей без вторых паспортов перерегистрировать „Яндекс.Новости“», — вспоминает один из топ-менеджеров «Яндекса».

Повинуясь закону, «Яндекс» мог просто убрать новости с главной страницы, но экс-менеджер компании вспоминает, что государство фактически запретило это делать: «У нас была аудитория Первого канала. И они ее хотели». Осенью 2016 года «Яндекс» объявил, что сообщения СМИ, у которых нет регистрации Роскомнадзора, исчезнут со страницы «Яндекс.Новостей»: таким образом, ни «Проект», ни Навальный, ни «Медуза» при действующем законе самостоятельно  никогда не появятся на главной странице крупнейшего российского сайта. 

*

Сотрудники компании пересказывали друг другу такую историю: в 2014 году Собянин с нынешним премьер-министром, а тогда главой ФНС Михаилом Мишустиным, сходили в баню, где мэр рассказал налоговику, что в поиске «Яндекса» можно найти массу компромата на себя (в качестве примера приводились многочисленные статьи о якобы существовавшей близости между мэром и его замом Анастасией Раковой). Предположительно после этого Мишустин тоже начал пристально следить за плохими статьями про себя в «Яндексе» и многим на это жаловался.

«Яндексу» нужны были хорошие отношения с московскими властями. В 2014 году отдел бизнес-девелопмента «Яндекс.Транспорта» пошел договариваться с мэрией: им нужны были данные — координаты автобусов, забитость парковок, расписание общественного транспорта. Москва им на это сказала: хорошо, но мы хотим сотрудничать с «Яндекс.Новостями» .

«Приходила Ракова и спрашивала нас: а почему СМИ пишут какой-то ужас? А как сделать, чтобы был не ужас? Мы читали им лекции, не думая, что они вот так, в лоб, это будут использовать», — вспоминает экс-сотрудник «Яндекса». А случилось вот что: летом 2014 года несколько сотен московских госучреждений и газет, существующих на деньги мэрии, подключили свои сайты к «Яндекс.Новостям». Это создавало критическую массу публикаций о столичной мэрии, что по законам алгоритма выводило такие новости в топ. В итоге новости об открытии Собяниным детского сада стали попадать на главную страницу «Яндекса», которую видит вся страна.


Популярное в

))}
Loading...
наверх