Противникам миграции предписана эвтаназия

Власти Западной Европы разворачивают все более активную борьбу с большинством населения, не приемлющим массовой миграции.



Фото:

Космополитическая верхушка Евросоюза явно собирается окончательно затопить Европу чуждыми ей мигрантами для окончательного подрыва национальных государств и национальных культур.

Это вполне естественно для наднациональной космополитической верхушки, поскольку при создании такого вавилонского смешения народов и рас власть евробюрократии будет резко усилена.

Измученное население, терроризируемое резко возросшей из-за мигрантов преступностью, уже сейчас само просит усиления силовых структур и спецслужб.

Новый мировой порядок строится путем организации искусственного хаоса. И вообще – западная олигархия стремится к созданию новой смешанной "средней расы", лишенной корней, имеющей "средний пол" и новую "среднюю религию", созданную на обломках старых и оправдывающую власть "железной пяты" мировой верхушки. Такой массой легко управлять. Для реализации этих планов переселенцам в Европу даются большие привилегии, ставящие их намного выше коренных жителей, своим трудом создавших Европу.

Эти планы реализуются уже вполне открыто. Недавно была принята резолюция Европарламента, которая фактически вводит черный расизм, становясь важным импульсом для создания законодательной базы, дающей преимущества приезжим представителям негроидной расы над коренными европеоидами.

Советник президента Франции Макрона Стивен Смит не так давно заявил о желательности ввоза в Евросоюз 200 млн африканцев уже в ближайшие годы. То есть нет никакого "кризиса беженцев" или "провала политики мультикультурализма". Напротив, сейчас реализуется очень хитрый и продуманный план элит.

В принципе, в переселении и искусственном смешении покоренных народов для укрепления глобальных империй ничего нового нет. Такие шаги правителей описаны во многих древнейших текстах человечества, например – в Библии.

Так, стремясь обезопасить пограничные с Египтом земли, в июле 586 года до н.э., после очередного восстания Иудеи, вавилонский царь Навуходоносор II захватил и уничтожил Иерусалим, вывез в Междуречье огромное количество пленных, часть которых была ассимилирована с другими народами.

Если брать более близкие нам исторические периоды, то Гитлер в рамках своей политики укрепления Третьего рейха провел массовое переселение в Германию якобы расово неполноценной славянской молодежи, используемой на рабских, принудительных работах. Из одной Украины тогда было вывезено примерно два миллиона молодых людей. Конечно, он как раз не проводил политики смешения рас и тем более не давал никаких преференций принудительным переселенцам. Но суть его политики имеет типологическое сходство с нынешними проектами бонз Евросоюза, тоже тасующими народы словно колоду карт для укрепления личной власти и создания очередной расовой утопии, хотя и иного типа.

Люди привыкли к тому, что расисты – это правые, это сторонники господства белой расы. Но на сегодня гораздо чаще насильственно, с принуждением государственной машины, топчут европеоидные народы, создают привилегии иным расам под предлогом "борьбы с расизмом", "добровольно-принудительно" создают смешанные расы путем ввоза миллионов мигрантов. В ту же Германию, безо всякого согласия ее коренных жителей, мигрантов ввозили даже с использованием самолетов бундесвера. Пресловутая "толерантность" и "демократичность" – это только ширмы, скрывающие грубую диктатуру кучки космополитических западных олигархов, пытающихся захватить власть над миром.

И это попрание прав коренных европейцев явно было задумано с самого начала создания ЕС. Я уже не раз приводил публично заявленные намерения о "создании смешанной расы" для Европы, давным-давно объявленные графом Ричардом Куденхове-Калерги, основателем Пан-Европейского союза – "зародыша" современного ЕС.

Он заявлял: "В метисах часто сочетаются бесхарактерность, безудержность, слабоволие, непостоянство, отсутствие благочестивости, вероломство с объективностью, многосторонностью, предприимчивостью, свободой от предрассудков и широтой горизонта…" И продолжал: "Для Пан-Европы я желаю видеть европейско-азиатско-негроидную смешанную расу". Это явный пример расизма, когда влиятельный политик желает "добровольно-принудительно" смешивать народы и расы. Конечно, они используют для ввоза мигрантов деньги, пропаганду и манипуляции, но противников переселения (а это большинство граждан стран ЕС) они преследуют словно старые деспотии.

При этом власти европейских стран объявляют "расистами" и "фашистами" всех, кто выступает против массового переселения в Европу миллионов "беженцев", которые подрывают ее экономику, культуру и безопасность. Этих "расистов" все чаще преследуют спецслужбы и суды, их постоянно травят СМИ. Хотя такая позиция вполне нормальна для любого патриота своей страны, желающего для нее мирного и спокойного развития. Ведь абсолютное большинство европейских правых (обычно, кстати, настроенных весьма прорусски) вовсе не призывают к уничтожению или угнетению приезжих негров и арабов, а только к ограничению их въезда на территорию Евросоюза. Наоборот, европейские националисты даже призывают свои правительства усилить помощь родным странам переселенцев, призывают Брюссель прекратить поддержку терроризма в той же Сирии, из-за чего оттуда усиливается миграционный поток в Европу.

Власти стран Евросоюза все чаще начинают применять противозаконные и буквально смертельные методы подавления протестов местного населения, возмущенного громадным потоком инокультурных пришельцев.

Так, в начале ноября сего года представители фонда Национальной службы здравоохранения (NHS) объявили, что прекратят лечение пациентов, которые придерживаются "расистских" или "сексистско-гомофобных" взглядов.

North Bristol NHS Trust объявил, что таким людям сначала будет вынесена "дисциплинарная желтая карточка спортивного образца, а затем последняя красная карточка, в которой лечение будет отменено".

Более того, "толерантные" врачи обещают насадить в больницах всеобщее стукачество для защиты нацменьшинств, ни слова не говоря о правах коренного большинства: "Плакаты вокруг больницы, а также видеоролики и фотографии в социальных сетях будут информировать сотрудников и побуждать их высказаться, если они станут свидетелями или столкнутся с расизмом или дискриминацией. Больница также будет призывать сотрудников присоединиться к ее этнической сети чернокожих, этнических меньшинств".

Эта политика будет охватывать не только "угрозы и оскорбительные выражения", но также "расистские или сексистские выражения, жесты или поведение" в целом.

Например, английский христианин, который попросит лежащего с ним в одной палате негра не проводить неприятные ему обряды культа вуду, может быть теперь лишен лечения. Два года назад лечившаяся в этой структуре женщина выразила публичный протест против прохождения процедур у мужчины, переодетого в женщину, что вполне естественно: такой ненормальный человек может ненормально провести нужные процедуры, не говоря уж о том, что это просто отвратительно. Теперь ее также могли бы лишить медобслуживания, подвергнув опасности ее жизнь и здоровье.

В целом, по международной терминологии такой шаг можно назвать пассивной эвтаназией, когда пациент обрекается на смерть путем лишения медицинской помощи.

Я не могу себе представить ситуации, чтобы в российских больницах, при всех имеющихся у нас реальных недостатках, отказывали людям в медицинской помощи по таким бредовым предлогам. А в "цивилизованной" Великобритании это теперь есть. Там уже беззаконно попирается главное право человека – право на жизнь, не говоря уж о свободе мысли и слова, и это приводит в шок самих англичан, которые, однако, уже не могут противостоять таким процессам.

При всех наших недостатках такого грубого попрания прав коренного населения, как в Евросоюзе, пытающемся учить нас "соблюдению прав человека", у нас нет, хотя уже есть, увы, немалые негативные тенденции в этом направлении. Поэтому именно на нас с надеждой смотрят европейские традиционалисты, измученные своими тоталитарными режимами. России стоит полностью отбросить эти дикие претензии европейских бонз вместе со всем их "правозащитным" жаргоном, скрывающим алчность и экспансию западного космополитического олигархата.
Игорь Друзь

Источник ➝

История плавной национализации Яндекса: 2008-2020 годы

Если кто не читал, то рекомендую текст прозападного СМИ о национализации Яндекса. Навальнята думали, что они рассказывают страшную историю "удушения свободы слова", на самом деле это рассказ о том, с каким трудом и с нескольких подходов крупнейший в России поисковик и агрегатор пытались сделать российским.

Радует то, что в Кремле вполне осознавали важность Яндекса как информресурса ещё даже до его становления в качестве СМИ №1. И уж тем более после 2008 и 2014 годов, когда прямо было сформулировано, что отдать Яндекс американцам нельзя.

Но и спугнуть специалистов, тем самым разрушив передовую IT-структуру, тоже недопустимо - отсюда и особая деликатность, затянутость процесса. Тем более что всё делалось впервой.

Огорчает то, что Воложи и Сегаловичи, а также сотни молодых русских ребят, программистов, у них на работе, настроены прозападно и против государства. И вместо того чтобы они с энтузиазмом работали на интересы Родины, приходится искать аккуратные инструменты принуждения их к этому.

Приведу здесь самые интересные отрывки.

***

Пытаясь вспомнить, когда государство впервые пришло в «Яндекс» с претензиями, один из бывших менеджеров компании называет лето 2008 года, самый разгар войны с Грузией. «Приехали замруководителя администрации президента Владислав Сурков, его зам Константин Костин и еще один жутко засекреченный чувак», — вспоминает собеседник, работавший в то время в компании. Стали говорить: «Что у вас за безобразие происходит? Расскажите, как работает сервис („Яндекс.Новости“ — „Проект“), а мы вам расскажем, как он должен работать. Они пришли решать вопрос. Не договариваться».

В то время «Яндекс.Новости» агрегировали любые русскоязычные новости, как, например, англоязычный Google и сейчас делает с новостями на английском языке. Одни ресурсы писали, «какие у нас доблестные солдаты», другие «какие плохие русские» и все это отображалось в новостном агрегаторе, вспоминает его экс-сотрудник. Было очень много мелких сайтов, а ранжирования  еще не было, «сервис был не очень хороший», признается собеседник: в топ «Яндекса» мог попасть кто угодно. [...] Главе и акционеру компании Аркадию Воложу (сооснователь и CEO «Яндекса» — «Проект») тогда сказали: «То, что ты пишешь на морде сайта, смотрят миллионы, это Первый канал. Либо убирай, либо развивай», утверждает собеседник, близкий к Кремлю.

*

Осенью 2008 года было сделано ранжирование источников новостей, но головная боль у владельцев «Яндекса» не исчезла. «Давление с их (Кремля — „Проект“) стороны было постоянное, Волож расстраивался, ему было страшно. Он регулярно встречался с Кремлем: с Волошиным (Александр Волошин, бывший глава администрации президента, хороший знакомый Воложа и член совета директоров компании с 2010 года — „Проект“), без Волошина, с Сурковым», — вспоминает бывший менеджер компании. Тогда-то в 2010 году менеджеру «Яндекс.Новостей» и потребовалось заводить специальный телефон для звонков из Кремля: чиновники стали регулярно названивать, требуя объяснить, почему та или иная новость попала в топ «Яндекса» даже несмотря на ранжирование.

В 2011 году «Яндексу» пришлось придумать специальную программу: в ситуации, когда страна в опасности, его переводят в особый режим, который подразумевает, что в топ попадает только 10-15 отобранных медиа. Об этом механизме знал топ-менеджер компании Дмитрий Иванов , команда «Яндекс.Новостей» и Волож . В пул этих СМИ, например, входила газета «Коммерсант», государственные агентства и некоторые другие издания. Это были СМИ, в которые чиновники могли за пять минут дозвониться . Режим тогда так ни разу и не включили . «Мы все говорили им, что они должны на бумаге прописать регламент, когда этот особый режим включается. Но это была хитрость: и они, и мы понимали, что такой документ не мог появиться в природе», — говорит экс-сотрудник компании.

*

Летом 2008 года структуры Усманова заинтересовались покупкой и самого «Яндекса»: в СМИ утекла информация о том, что бизнесмен ведет переговоры с Воложем о приобретении 10-15% акций. Эта заявка была согласована с Кремлем, признается теперь экс-чиновник администрации президента: «Они („Яндекс“ — „Проект“) планировали выходить на IPO и, хоть и божились, что не собираются никому продаваться, но их система акций тогда позволяла провернуть что угодно». Еще в 2007 году материнской компанией для ООО «Яндекс» стал зарегистрированный в Нидерландах холдинг Yandex N.V. Тогда в Кремле поняли, что акциями «Яндекса» могут завладеть иностранцы.

Тот факт, что компания может стать «не нашей» — ее могут купить американцы — давил на государство, объясняет член совета директоров «Яндекса»: «В воздухе витало понимание, что структура собственности „Яндекса“ — угроза нацбезопасности. Волож умрет, его акции будут не суперакциями, и какие-то непонятные американские владельцы будут контролировать национальное достояние».

«Воложа вызвали поговорить к президенту Медведеву, в кабинете как рояль в кустах оказались Усманов и глава „Газпрома“ Алексей Миллер. «Нужны были гарантии, что «Яндекс» останется в России. Рассматривались разные варианты: один вариант был «нагибать» — заставить их продать акции, — вспоминает экс-чиновник администрации президента. — «Но это для Воложа и инвесторов была не очень хорошая идея — продать 10% акций перед IPO». В итоге личным решением Суркова продажу «Яндекса» Усманову остановили: «Он хотел иметь рычаг, давить этой услугой на компанию».

Вместо продажи в 2009 году была придумана «золотая акция», которая блокирует продажу ключевых активов «Яндекса». Держателя акции предложил Кремль, это был «Сбербанк»: «Герман Греф был не против, Сбербанк тогда пытался какие-то онлайн-сервисы развивать, и у них намечалось какое-то сотрудничество». Вследствие этой операции Google не смог купить и Mail.ru Group, который позволили продать Усманову.

*

Доли «Сбербанка» и «Яндекса» в предприятии были примерно равные, но что-то пошло не так: «компании не совмещались», периодически возникали вопросы о разводе. На фоне этих проблем, как утверждает собеседник в «Яндексе», у Грефа и возникло желание купить долю во всем поисковике — это произошло летом 2018 года. За лето состоялось несколько встреч топ-менеджеров двух компаний — Греф и его зам Лев Хасис, Волож и финдиректор «Яндекса» Грег Абовский . Сделка была одобрена замглавы администрации президента Сергеем Кириенко . Осенью 2018-го, через четыре-пять месяцев переговоров, план слияния стал достоянием прессы. Акции «Яндекса» рухнули почти на 10%. Как утверждает источник в руководстве «Яндекса», Греф очень обиделся и на то, что «Яндекс», по его мнению, слил переговоры в прессу, и на то, как рынок оценивает Сбербанк. С того момента Греф ни разу не появлялся на совете директоров «Яндекса», зато Сбербанк решил стать крупнейшим акционером Mail.ru.

*

Идею Фонда, который в скором времени начнет управлять «Яндексом» , начали разрабатывать вскоре после срыва переговоров со Сбербанком, привлекли консультантов из Goldman Sachs и «ВТБ Капитал». «Фонд был защитой в том числе и от Грефа, — говорит чиновник АП. — На Воложа где сядешь, там и слезешь. Вот Греф тоже слез». После того как «Яндекс» объявил о создании Фонда, 21 ноября прошлого года Дума приняла закон об обязательной предустановке российского программного обеспечения на смартфоны, компьютеры и телевизоры. Он вступит в силу 1 июля 2020 года и  повысит капитализацию «Яндекса» примерно на $1,4 млрд. Возможно, благодаря этому закону «Яндекс» существенно нарастит долю поиска и даже сможет наконец обогнать Google.

*

Бывший кремлевский чиновник вспоминает, что компания многое просила у государства: «„Яндексу“ все время тоже что-то надо в ответ от государства. Это взаимовыгодная ситуация всегда», «Сегалович был политизированным парнем, больше, чем Волож. Он был идейным либералом, на его похороны даже Навальный ходил. При Сегаловиче у „Яндекса“ склонность показывать фак и дурить была больше», — вспоминает эти годы бывший федеральный чиновник. Многие сотрудники «Яндекса» тогда были «ультра-либералами», вспоминает знакомый с этим кругом IT-бизнесмен: «У них стала возникать с государством коллизия: мы никогда не будем сотрудничать с этим кровавым режимом, мы особенные, у нас есть технический рычаг, и мы можем улучшать мир».

*

С подачи Путина, публично отвечавшего на вопрос, является ли «Яндекс» СМИ, депутат Госдумы Андрей Луговой в мае 2014 года задал такой же вопрос Генпрокуратуре. И депутаты начали готовить закон, который бы обязал агрегатор регистрироваться как СМИ. Его придумывали кремлевские чиновники Радий Хабиров и Тимур Прокопенко , но принят он был только в 2016 году, а вступил в действие в 2017.

Закон обязывает владельцев новостных агрегаторов проверять «достоверность информации» во всех источниках, не зарегистрированных Роскомнадзором в качестве СМИ. Недостоверные публикации по требованию Роскомнадзора должны удаляться под угрозой штрафа от 600 тысяч до 1 млн рублей. В первой редакции законопроекта уже тогда было и ограничение доли иностранцев в агрегаторах, но этот пункт тогда в итоге убрали. «Я помню, что все сидели и думали, на кого из людей без вторых паспортов перерегистрировать „Яндекс.Новости“», — вспоминает один из топ-менеджеров «Яндекса».

Повинуясь закону, «Яндекс» мог просто убрать новости с главной страницы, но экс-менеджер компании вспоминает, что государство фактически запретило это делать: «У нас была аудитория Первого канала. И они ее хотели». Осенью 2016 года «Яндекс» объявил, что сообщения СМИ, у которых нет регистрации Роскомнадзора, исчезнут со страницы «Яндекс.Новостей»: таким образом, ни «Проект», ни Навальный, ни «Медуза» при действующем законе самостоятельно  никогда не появятся на главной странице крупнейшего российского сайта. 

*

Сотрудники компании пересказывали друг другу такую историю: в 2014 году Собянин с нынешним премьер-министром, а тогда главой ФНС Михаилом Мишустиным, сходили в баню, где мэр рассказал налоговику, что в поиске «Яндекса» можно найти массу компромата на себя (в качестве примера приводились многочисленные статьи о якобы существовавшей близости между мэром и его замом Анастасией Раковой). Предположительно после этого Мишустин тоже начал пристально следить за плохими статьями про себя в «Яндексе» и многим на это жаловался.

«Яндексу» нужны были хорошие отношения с московскими властями. В 2014 году отдел бизнес-девелопмента «Яндекс.Транспорта» пошел договариваться с мэрией: им нужны были данные — координаты автобусов, забитость парковок, расписание общественного транспорта. Москва им на это сказала: хорошо, но мы хотим сотрудничать с «Яндекс.Новостями» .

«Приходила Ракова и спрашивала нас: а почему СМИ пишут какой-то ужас? А как сделать, чтобы был не ужас? Мы читали им лекции, не думая, что они вот так, в лоб, это будут использовать», — вспоминает экс-сотрудник «Яндекса». А случилось вот что: летом 2014 года несколько сотен московских госучреждений и газет, существующих на деньги мэрии, подключили свои сайты к «Яндекс.Новостям». Это создавало критическую массу публикаций о столичной мэрии, что по законам алгоритма выводило такие новости в топ. В итоге новости об открытии Собяниным детского сада стали попадать на главную страницу «Яндекса», которую видит вся страна.


Популярное в

))}
Loading...
наверх