Свежие комментарии

Как именно на Западе строят новое справедливое общество

Как именно на Западе строят новое справедливое общество

Когда-то всё было просто. Нам рассказывали, что в СССР – коммунизм, а на Западе – капитализм, и обе стороны с этим в целом соглашались, ибо надо было как-то объяснить людям, почему идёт Холодная война. Капитализм у нас всячески демонизировали и мифологизировали, но это не мешало народу проникаться его ценностями и идеями, понимая их зачастую совершенно превратно. Я до сих пор вижу отголоски той тёмной эпохи, когда мне на голубом глазу рассказывают, что капитализм — это якобы неуёмная жажда денег.

Современные блогеры часто показывают пальцем на какую-нибудь явную сволочь, занятую общественно-вредным ремеслом, после чего торжествующе заявляют: «Этот подлец делает деньги, следовательно, он капиталист». Такую нелепую трактовку капитализма опровергал ещё Макс Вебер, знаменитый социолог и экономист. Если мы приравняем капиталиста к алчному человеку, нам придётся назвать капиталистом буквального каждого, начиная от строгающего дубину неолитического дикаря и заканчивая дерущимся за бутылку боярышника бомжом. На самом деле, капитализм вообще не имеет отношения ни к алчности, ни к жадности, ни даже к скупости. Так, к примеру, типичным капиталистом (и главным врагом молодой советской власти) являлся крестьянин, который весной лично зарывал часть своего капитала в землю, чтобы осенью вырыть его из земли с щедрым привесом от матушки-природы.


«Стремление к предпринимательству», «стремление к наживе», к денежной выгоде, к наибольшей денежной выгоде само по себе ничего общего не имеет с капитализмом. Это стремление наблюдалось и наблюдается у официантов, врачей, кучеров, художников, кокоток, чиновников-взяточников, солдат, разбойников, крестоносцев, посетителей игорных домов и нищих — можно с полным правом сказать, что оно свойственно всем людям всех эпох и стран мира, повсюду, где для этого существовала или существует какая-либо объективная возможность. Подобные наивные представления о сущности капитализма принадлежат к тем истинам, от которых раз и навсегда следовало бы отказаться еще на заре изучения истории культуры. Безудержная алчность в делах наживы ни в коей мере не тождественна капитализму и еще менее того его «духу».



В любом случае, сегодня Запад уже не тот, западные ценности изменились. Зелёная идеология – одна из граней культуры современного Запада. Другое направление, — менее понятное для отечественной публики, — религия социальной справедливости, которая только что одержала очередную убедительную победу в США. Вот примерный список её заповедей:

https://ivanov-petrov.livejournal.com/2287616.html

Идеология wokeism'а [воукизма, «пробуждения»] или социальной справедливости в настоящее время считает, что:

— общество находится в постоянном конфликте за власть, ресурсы и возможности между белыми мужчинами-угнетателями и маргинализированными группами;
— весь дискурс создан и поддерживается белыми гетеросексуальными мужчинами с целью угнетения маргинализированных групп, даже и особенно если белые мужчины это не осознают или отрицают;
— традиционные инструменты белого человека, такие как научный метод или либерально демократическое государство являются инструментами угнетения, не подходят для маргинализированных групп и должны быть деконструированы;
— единственная доступная человеку объективная истина — опыт угнетения; единственное, что может связывать людей – совместный опыт угнетения;
— наиболее полным знанием о реальности обладают наиболее угнетенные представители меньшинств, особенно нескольких сразу;
— общество, таким образом несправедливо и подлежит переустройству путем деконструкции поддерживающих угнетение институтов: семьи, государства, культуры, белых мужчин; — белые в борьбе за переустройство общества могут быть только союзниками (allies), их роль состоит в выполнении команд маргинализированных меньшинств;
— если представитель угнетенного меньшинства (к примеру, чернокожий) не считает необходимым деконструкцию институтов, он больше не Black [«чёрный»] так как инериоризировал whiteness [«белизну»] и отказался по факту от своей идентичности;
— цель переустройства общества определяется как equity (равенство результатов), diversity (разнообразие) и inclusion (инклюзивность, включение).

В дополнение к описанным мною основным положениям идеологии, я забыл добавить главное: что это, в представлении носителей, за система, которую надлежит деконструировать? Называется она фаллологоцентрическая гетеронормативная патриархия или whiteness (в отличие от Blackness [«Черноты»], обязательно с маленькой буквы).

Это комплекс понятий, представлений о реальности, методов познания мира и общественных институтов, созданных белыми гетеросексуальными мужчинами для маргинализации и угнетения расовых меньшинств, LGBTQIA+ и женщин (порядок неслучаен), также известный как современная технологическая либерально-демократическая западная цивилизация. В числе подлежащих деконструкции такие институты угнетения как гетеросексуальная семья, наука вообще и точные науки в частности, технологии массового производства и евроатлантическая культура, в особенности элитарная.

Итак, о diversity, inclusion и equity [«разнообразии», «инклюзивности» и «равенстве результатов], сокращенных критиками в акроним DIE [«умри»].

Diversity – цель и процесс достижения такой композиции населения страны или сотрудников организации, в результате которой представлен весь ассортимент реального опыта, т.е. опыта угнетения и всевозможных пересечений разных аспектов такового. Начинается с требования нанять/пустить одного трансгендера, женщину или представителя BAME, а заканчивается требованием полного паритета (см. equity).

Inclusion – представление о недопустимости в стране или организации травматического опыта, напоминающего маргинализированным группам об угнетении. К мерам по достижению относятся триггер-предупреждения, цензура и деплатформинг, а также safe spaces — расово-сегрегированные пространства, где у представителей меньшинства есть возможность избежать травматического опыта созерцания белых угнетателей.

Equity – равенство результатов (в отличие от equality — равенства возможностей и равенства перед законом; это как раз институт угнетения). Состоит в предоставлении исторически угнетенным меньшинствам бо́льших стартовых возможностей (позитивная дискриминация), а также исправления любого финального неравенства как продукта системного угнетения.

Если у вас остались вопросы и вы живете и работаете в США, Великобритании, Австралии или Новой Зеландии, можете спросить члена Diversity and Inclusion Committee [«комитет по равенству и разнообразию»], который несомненно присутствует в вашей организации, будь она государственная или частная.


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх