Свежие комментарии

  • Андрей
    плачем вместе с Казанью....Подвиг Эльвиры Иг...
  • Петр Троеглазов
    Горе большое... соболезную родным....Подвиг Эльвиры Иг...
  • Юрий Ded
    Правильное решение !Браво, дончане!

«Биология войны»: создатель коронавируса может быть «главным борцом с COVID-19» в США

«Биология войны»: создатель коронавируса может быть «главным борцом с COVID-19» в США


Доктор Энтони Стивен Фаучи назначен главным медицинским советником нового президента США. До этого он получил статус «национального героя», который изо всех сил борется с коронавирусом. Но в своем темном прошлом доктор мог быть связан с лабораториями, которые занимаются исследованиями и разработкой вирусов.

Доктор Энтони Стивен Фаучи на днях официально стал главным медицинским советником нового президента США Джозефа Байдена. По его словам, он принял это предложение, озвученное ему еще в начале декабря прошлого года, «тут же, не сходя с места». Так или иначе, этот доктор медицины, иммунолог и специалист по инфекциям консультировал всех американских президентов, начиная с Рональда Рейгана. При этом у Фаучи в США в целом репутация этакого «национального героя» и доброго доктора, который вылечит всех.

Правда, внезапно в начале апреля 2020 года издание CNN сообщило, что в адрес Фаучи, на тот момент одного из ведущих специалистов правительственной группы американских ученых по борьбе с коронавирусом, стали поступать угрозы. Ему даже выделили постоянную охрану.

К слову, тогда даже Дональд Трамп выразил недоумение по этому поводу и заявил, что «Фаучи все любят» и очень странно, что ему кто-то мог угрожать.

Однако все же определенные мотивы у возможных недоброжелателей были. Дело в том, что уже тогда стала выясняться связь Фаучи с лабораторией в китайском городе Ухань, из которой, по одной из версий (пусть и достаточно конспирологической, но весьма популярной), и вышел на свет нынешний коронавирус.

Чтобы понять логику этой истории, необходимо мысленно вернуться в 2014 год, когда Барак Обама наложил мораторий на работу с опасными вирусами в США. Этот запрет продлился до 2017 года. И если смотреть публикации того времени, то основной причиной называются «утечки вирусов» из лабораторий. Когда, например, коробку с образцами оспы обнаружили в одном из неприспособленных для этого исследовательских центров в Вашингтоне. В том же году по ошибке в одну из лабораторий США были направлены смертельные штаммы вирусов гриппа вместо нелетальных.

Однако первые, и куда более важные для истории с господином Фаучи события случились несколько раньше. В 2011 году лаборатории в Висконсине отчитались о том, что планируют создать более опасные и летальные формы «птичьего гриппа» N5H1. Собственно, после этих планов был введен первый временный мораторий по «усилению вирусов» на несколько месяцев. У многих ученых и общественников тогда возник резонный вопрос, а зачем вообще в лабораторных условиях создавать более опасные штаммы? Если только не с целью выведения нового биологического оружия.

Но история с подобными методами в вирусологическом сообществе США имеет под собой не только военную, но и коммерческую природу. Дело в том, что в 90-е годы прошлого века в США случилась фактически эпидемия ВИЧ/СПИД. И этой проблемой активно озаботилось правительство. К слову, именно тогда окончательно и восходит научная и карьерная звезда Энтони Фаучи, который постепенно становится «лучшим специалистом по проблеме СПИД», а также одним из авторов «Президентского плана помощи в отношении СПИД» 2003 года. И программа эта стимулировала разработку самых разных вакцин и препаратов против самых разных, потенциально опасных болезней. Тут же в американской медицинской среде появляется термин emerging viruses, или, если максимально близко по смыслу, то «потенциально опасные вирусы».

Суть этого явления была в том, что в дикой природе сейчас обитает и эволюционирует огромное количество штаммов самых разных болезней. Большинство из них пока не опасны для человека. Однако это только пока, поскольку эволюция — вещь вариативная и коварная. А значит, можно в лабораторных условиях продемонстрировать возможные опасные мутации того или иного вируса и получить грант на его более подробное исследование и создание, например, вакцины. Тут же появился и другой, ныне популярный термин в американской вирусологии — gain of function (приобретенные функции), под которыми подразумевалась работа по искусственному выведению новых, более опасных функций у таких «лабораторных» химерических вирусов. Некоторые противники такого подхода называли подобную логику «поиском в шахте утечки газа со спичкой в руке».

Апофеозом этого подхода стало дело о сибирской язве 2001 года. Когда американский биолог Брюс Айвинс, работавший в Медицинском исследовательском институте инфекционных заболеваний армии США (USAMRIID), в Форт-Детрик, разослал несколько писем со штаммом этого вируса в офисы СМИ и сенаторам США. По одной из версий, таким образом он хотел показать важность и эффективность программ emerging viruses и обратить внимание правительства и финансовые потоки на разработку новых вакцин, а также на дальнейшие исследования по выведению «потенциально опасных вирусов».

Несмотря на то, что Айвинс покончил жизнь самоубийством, цели своей он достиг. С 2001 по 2003 годы бюджет борьбы с биологическим терроризмом, выделенный Национальному институту аллергических и инфекционных заболеваний, вырос с 53 миллионов долларов до 1,7 миллиарда. Директором института с 1984 года является, кто бы вы думали? Правильно, Энтони Стивен Фаучи.

И тут же начинаются исследования Ральфа Баррика в Университете Северной Каролины. В 2002-2003 годах он экспериментировал с вирусом гепатита летучих мышей, воспроизводя его у хомяков. Цель эксперимента была в «бесшовном», то есть максимально похожем на естественное, природное, создании межвидового вируса. И хомяки, а также прочие грызуны в этой истории — тоже крайне важный момент. При этом в 2006 Баррик получает зеленый свет на работу тем же методом, но уже с вирусами группы SARS.

А в 2010 все тот же Фаучи лоббирует эксперименты по принципу gain of function по созданию нового вируса птичьего гриппа. Суть этих экспериментов и у Баррика, и у многих других ученых — благо деньги-то выделяются — была в модификации вируса до такой формы, чтобы он стал потенциально пандемическим. И эксперименты в тот раз шли на хорьках. И тогда более 200 ученых публично высказались против подобных экспериментов, как не только не этичных, но и элементарно опасных для всего человечества. Однако Фаучи придерживался, да, видимо, и сейчас придерживается, кардинально иной точки зрения.

Но вернемся в 2014 год — в Форт-Детрик, где, как оказалось, активно велась работа в направлении emerging viruses. Об успехах в работе ученые сообщили правительству, а потом в 2015 году опубликовали статью в одном из ведущих мировых научных журналов Nature. Суть исследований была в том, чтобы скрестить коронавирус летучих мышей и штамм вируса SARS (тяжелого острого респираторного синдрома).

У исследователей это получилось, о чем они прямо и говорят:

«9 ноября ученые исследовали вирус под названием SHC014, который обнаружен у подковообразных летучих мышей в Китае. Исследователи создали химерный вирус, состоящий из поверхностного белка SHC014 и основы вируса SARS, который был адаптирован для роста у мышей и имитации человеческого заболевания. Химеры инфицировали клетки дыхательных путей человека, что доказывает, что поверхностный белок SHC014 имеет необходимую структуру, чтобы связываться с ключевым рецептором клеток и инфицировать их. Он также вызвал болезнь у мышей, но не убил их».

То есть мышь в этой конструкции — первичный переносчик, а человек — и переносчик, и жертва. При этом, забегая вперед, стоит сказать, что сейчас все больше сомнений в том, что нулевым пациентом стал человек, работавший с инфицированными летучими мышами на рынке в Ухане. Поскольку еще один вариант распространения говорит о первых пациентах в ноябре 2019-го. А есть версия про октябрь 2019 года, и уже не в Китае, а в США. Но о ней чуть позже.

И здесь снова стоит вернуться к хорькам, а точнее, уже к норкам. Это первое инфицированное коронавирусом животное, обнаруженное в США в 2020 году. Дело в том, что у норки и хорька дыхательная система крайне похожа на человеческую. И потому вирусы SARS очень часто проверяют именно на этих животных. Собственно, в Нидерландах в 2012 году ученые лаборатории в Эразмусе пишут все в тот же журнал Nature статью о работе с аэрозольными свойствами вируса гриппа. То есть «учат» вирус передаваться воздушно-капельным путем еще эффективнее. Именно с этими экспериментами и нахождением зараженных зверей связано недавнее тотальное уничтожение норок в Дании. Сейчас зараженные животные обнаружены еще в ряде стран Европы: в Нидерландах (что неудивительно), Британии, Испании, Италии, и, как было сказано выше, Соединенных Штатах Америки.

Возвращаясь в 2014-2015 годы, стоит отметить, что Правительство США, которое ознакомилось с результатами исследований несколько раньше, чем появилась статья в Nature, все же решило, что такие эксперименты уж слишком опасны. А потому на них и был наложен мораторий, при этом в тексте документа особо подчеркивалась недопустимость работ по «укреплению» SARS-вирусов.

Но как покажет дальнейшая история, мораторий на проведение экспериментов по «укреплению вирусов» на территории США вовсе не закрыл возможности для американских специалистов и Энтони Фаучи по работе в сфере emerging viruses и gain of function. И вот на этом этапе как раз и появляется Китай, а точнее вирусологическая лаборатория в провинции Ухань, с которой, по одной из версий, все и началось. Но это уже отдельная история, которая появится на страницах ФАН в ближайшее время.

источник


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх