Свежие комментарии

  • Сергей К
    Разводить ОСЕТРОВ, канал не рыть.Трансиранский кан...
  • Компанцев Сергей
    раскатывать губу могут пусть сами жгли сами и строить будут при желании и возможности и зачем сжигать плохое или хор...Армяне в истерике...
  • Александр
    Приятно читать умных авторов.Кто врёт о Колыме...

"Страшная правда"(тм) от Кончаловского. "Дорогие товарищи" и Новочеркасская трагедия


И текстовая версия:

Дорогие товарищи!
Иногда старость приходит не одна. Иногда с ней приходят Деменция и Альцгеймер.
Вот и режиссёр Андрей Кончаловский в свои 83 года решил лишний раз прорекламировать свою жёнушку и заодно «сорвать покровы» с «кровавого советского режима».
В качестве повода для набрасывания на вентилятор в этот раз выбраны события в Новочеркасске в 1962 году.
Великий режиссёр Кончаловский покажет вам свою, неполживую и обжигающую «правду». Как говорят в таких случаях, «он художник, он так видит».
Покажет «правду», за которую его, безусловно, наградят большим количеством международных кинонаград (чем больше русофобии, тем больше наград, Алексиевич и Улицкая подтвердят).
Мы же вам расскажем всё, как было в скучной реальности.
Началась эта история гораздо раньше. Когда в 1953 к власти в СССР пришёл «великий кукурузник» Хрущев. И вместо усиления Госплана с помощью внедрения ОГАС кибернетика Глушкова стал проводить рыночные реформы Косыгина-Либермана.
В результате этих рыночных реформ 56-58 годов (и деноминации рубля 1961 года) экономика СССР, созданная на принципиально других основах, стала приходить в упадок. Косыгинцы довели страну до того, что СССР начал закупать пшеницу за границей (до этого наоборот, мы всегда были её экспортёрами).

И весной 1962 года «по просьбам трудящихся» Хрущев объявляет о росте цен на мясо на 30% и на сливочное масло на 25%. Это, конечно же, вызвало вал возмущения. Потому что при Сталине цены постепенно и планово снижались.
Хрущева и так не особо любили, а тут ещё и такое.
Но если в других местах недовольство не переросло в что-то большее, оставшись в курилках и на кухнях, то в Новочеркасске (Ростовской области) вышло, как тогда говорили «ЧП всесоюзного масштаба».
1 июня 1962 года рабочие Новочеркасского электровозостроительного завода (НЭВЗ) объявили забастовку.
Это и так было неслыханно для СССР, и если бы они этим ограничились, то, скорее всего, их требования были бы выслушаны и удовлетворены.
Но возникли нюансы…
Дело в том, что в силу определённых специфических обстоятельств работало много бывших уголовников. И этот контингент простой забастовкой не удовлетворился.
К полудню бастующие перекрыли железнодорожную магистраль, остановив пассажирский поезд Ростов-на-Дону – Саратов. На его локомотиве написали краской «Хрущева – на мясо!». Пассажиры застрявшего поезда остались без воды и еды. Пьяные рабочие начали бросать в окна камни, бить стёкла, избивать и грабить пассажиров.
Людей, которые призывали прекратить беспорядки, избивали – в том числе был избит главный инженер завода Ёлкин. По словам очевидца Николая Артёмова, главного инженера сначала хотели сжечь, но его удалось отбить от толпы.
В числе протестующих выделялись двое ранее судимых рабочих в состоянии сильного алкогольного опьянения, чьи «выступления» у поезда многим запомнились.
Ближе к вечеру коммунистам и некоторым рабочим удалось уговорить пропустить поезд, но машинист побоялся ехать через толпу, и состав вернулся на предыдущую станцию.
После этого часть наиболее радикально настроенных рабочих начала штурмовать заводоуправление, попутно устроив там погром и избивая пытавшихся мешать им представителей администрации завода.
К собравшимся вышел первый секретарь ростовского обкома КПСС Александр Басов, который попытался зачитать обращение ЦК КПСС. Но его начали освистывать и перебивать матерными выкриками. А когда после него попытался выступить директор завода Курочкин, его забросали камнями, металлическими деталями и бутылками.
И продолжили штурмовать заводоуправление.
На этом этапе ни милиция, ни КГБ не вмешивались, а только документировали происходящее и вели скрытую съёмку.
После шести вечера к заводу подтянули сводный отряд милиции в форме численностью около двухсот человек. Никакого спецснаряжения для разгона толпы, как у современных «riot police» на Западе, у тогдашней советской милиции не было. Никаких шлемов, щитов и прочей экипировки – не было даже дубинок.
Резиновые дубинки появились в России только при «демократе» Ельцине, их первое время даже и называли «демократизаторами».
Попытка оттеснить толпу и прекратить разгром заводоуправления не удалась. Троих милиционеров сильно избили.
Около 19:00 в кабинет начальника штаба Северо-Кавказского военного округа Плиева лично позвонил министр обороны СССР маршал Малиновский, начальника не застал и распорядился: «Соединения поднять. Танки не выводить. Навести порядок. Доложить!».
На митинге, проходящем параллельно с погромами, звучали требования: послать делегацию на электродный завод, отключить подачу газа с газораспределительной станции, выставить пикеты у заводоуправления, собраться на следующее утро в 5-6 часов утра и идти в город, чтобы поднять там восстание, захватить банк, телеграф, обратиться с воззванием по всей стране.
Единого организационного ядра у бастующих не было. Многие действовали по своей личной инициативе, как они считали правильным.
Около восьми вечера к зданию заводоуправления подъехали 5 грузовиков и 3 БТРа с солдатами. Боевых патронов они не имели и просто выстроились возле машин.
 Толпа встретила военных агрессивно, но ограничилась лишь руганью и оскорблениями в их адрес. Солдаты не предприняли никаких активных действий и через некоторое время погрузились обратно в машины и уехали.
Основной их задачей было отвлечь внимание толпы на себя, пока переодетая в гражданское группа спецназовцев и офицеров КГБ вывела запасным входом из здания блокированное руководство во главе с первым секретарём.
В течение вечера и ночи митинг продолжался. На разведку несколько раз посылались отдельные небольшие группы военнослужащих, но всех их встречали агрессивно и изгоняли с завода. Военные в столкновения не вступали.
 Цитата: Важную роль в событиях вечера 1 июня сыграл токарь Сергей Сотников (утром он выпил спирта, а затем ещё две бутылки водки на троих). В состоянии алкогольного опьянения он предложил послать людей на электродный завод и завод № 17, а также отключить подачу газа на предприятия.
Толпа из нескольких десятков человек во главе с Сотниковым направилась на газораспределительную станцию, где под угрозой расправы заставили оператора отключить подачу газа на промышленные предприятия. Затем они прибыли на электродный завод, где стали бегать с криками по цеху, выключая оборудование и требуя от рабочих прекратить работу.
Толпа разбежалась, когда один из работающих машинистов, которому они угрожали, заявил, что взорвёт насосно-аккумуляторную станцию.
В ночь с первого на второе июня в город вошли танки и солдаты. Танки вошли в заводской двор и стали вытеснять ещё остающихся там людей, не применяя оружия. По городу распространили слух, что несколько человек были задавлены гусеницами, и толпа стала бить тяжёлыми предметами по броне, пытаясь вывести из строя танки. В результате ранения получили несколько солдат.
За ночь все важные объекты города (почта, телеграф, радиоузел, горисполком и горком партии, отдел милиции, КГБ и Государственный банк) были взяты под охрану, а из Госбанка были вывезены все деньги и ценности.
Утром на других заводах появились толпы рабочих с НЭВЗ, которые силой заставляли местных рабочих прекратить работу.
Опять было заблокировано движение поездов и снова остановлен пассажирский состав.
Цитата: Военные попытались не допустить толпу к центру города, перегородив мост через реку Тузлов несколькими танками, БТРами и машинами, но большая часть людей просто перешла реку вброд, а самые решительные перелезали через технику, пользуясь тем, что военные не препятствовали им в этом.
Вы чувствуете в этом кровавое дыхание кровавой диктатуры, правда? Как, нет? Вот чёрд!
Кстати, и здесь у солдат не было боевых патронов.
По мере прохождения через город к толпе присоединялись пьяные и маргиналы, общее поведение толпы стало определяться её наиболее агрессивной частью.
Толпа вышла на центральную улицу, в конце которой располагались здания горкома партии и горисполкома, помещения отдела милиции, аппарата уполномоченного УКГБ и Госбанка.
Председатель горисполкома Замула и другие руководители предприняли попытку с балкона через микрофон обратиться к подошедшим с призывом прекратить дальнейшее движение и возвратиться на свои рабочие места. Но в стоявших на балконе полетели палки, камни, одновременно из толпы раздавались угрозы.
Часть протестующих ворвалась внутрь здания и разбила стёкла окон, двери, повредила мебель, телефонную проводку, сбросила на пол люстры, портреты. Они избивали партийных и советских работников и сотрудников КГБ, которые были в здании.
Из материалов следствия следует, что среди выступавших с балкона был ранее судимый и страдающий пристрастием к алкоголю рабочий совхоза Зайцев (который прибыл в город из Волгоградской области для покупки краски для совхоза, но пропил казённые деньги и решил присоединиться к протестам), который призвал нападать на солдат и отбирать у них оружие. К погромам также призывал ранее судимый и пьяный в тот день слесарь Михаил Кузнецов, он призывал к расправам над военнослужащими.
С балкона горкома также выступила ранее судимая сторож стройуправления Екатерина Левченко, отличавшаяся скандальным поведением и склонностью к распространению слухов (мы цитируем по источника). Она призвала штурмовать отдел милиции, чтобы «освободить» якобы задержанных рабочих. Это при том, что никаких рабочих не задерживали.
Примерно 30-50 человек направились к горотделу милиции. В их числе был ещё один пьяный, Владимир Шуваев, который призывал убивать солдат и вешать коммунистов.
У горотделов милиции и КГБ собралась агрессивно настроенная толпа, которая оттеснила охранявших здания военнослужащих 505-го полка внутренних войск и предприняла попытку ворваться в отдел милиции через выбитые окна и двери с целью «освободить задержанных».
Нападавшие ворвались в помещение, где устроили погром, бросали камни, избивали военнослужащих. Одному из нападавших удалось вырвать из рук рядового Репкина автомат, и из захваченного оружия он пытался открыть огонь по военнослужащим.
Опередив его, военнослужащий Азизов произвёл несколько выстрелов и убил его. При этом были убиты ещё четыре лица из числа нападавших, другие нападавшие получили ранения. Более 30 нападавших были задержаны.
После этого протестующие были также изгнаны из здания Госбанка, куда они сумели проникнуть на короткое время.
Но основные события развернулись не там.
К зданию горисполкома прибыл начальник Новочеркасского гарнизона генерал-майор Олешко с 50 вооружёнными автоматами военнослужащими внутренних войск, которые, оттесняя людей от здания, прошли вдоль его фасада и выстроились лицом к ним в две шеренги. Олешко с балкона обратился к собравшимся с призывом прекратить погромы и разойтись.
Но толпа не реагировала, раздавались различные выкрики, угрозы расправы. После этого военнослужащими из автоматов был произведён предупредительный залп вверх, отчего шумевшие и напиравшие на солдат люди отхлынули назад.
Из толпы раздались выкрики: «Не бойтесь, стреляют холостыми», после чего люди вновь ринулись к зданию горкома и к выставленным вдоль него солдатам. Последовал повторный залп вверх и затем был открыт огонь по толпе, в результате чего 10-15 человек остались лежать на площади. После выстрелов и первых убитых толпа в панике побежала прочь.
Всего было убито 24 человека, ещё двоих убили вечером в городе при невыясненных обстоятельствах (возможно это не связанные события). Раненых оказалось 85 человек, из них 45 обратились в больницу с огнестрельными ранениями.
Позже семеро из зачинщиков, среди которых уже перечисленные бывшие уголовники, были приговорены к смертной казни и расстреляны.
Но, конечно, всё это не интересно по сравнению с тщательно распространяемыми слухами о том, что «людей расстреливали из пулемётов чуть ли не сотнями, о танках, давящих толпу».
Также рассказывали многочисленные истории про «убитых детей», куда же без них. Правда, даже в девяностые годы, когда за жареными деталями этой истории гонялись все западные пропагандисты, никто так и не смог найти ни одного родителя этих «убитых детей».
И почему мы думаем, что режиссёр Кончаловский при съёмках своего шедевра руководствовался не протоколами МВД и КГБ, а как раз этими слухами?

Безусловно, Хрущев был ужасным руководителем и отвратительным управленцем. Да и как человек не вызывал ни малейших симпатий. И именно при нём был сделан ряд критических и даже преступных ошибок в экономике, что в конечном итоге и привело к уничтожению Советского Союза.
Безусловно, в Новочеркасске произошла трагедия. Погибли люди.
Но погибли они не из-за «преступности кровавого коммунистического режима», а, прежде всего, из-за провокаторов из числа уголовников, которые разжигали насилие и призывали к убийствам и погромам.
Как видно из протоколов МВД и из показаний очевидцев, часть из которых мы тут привели, и милиция, и армия двое суток вели себя крайне пассивно и очевидно не собирались подавлять никого с помощью насилия.
Ровно до тех пор, пока протестующие, подстрекаемые уголовниками, не попытались захватить оружие, ограбить банк и штурмовать администрацию. Потому что мирные протесты однозначно заканчиваются там, где начинаются уголовные преступления.

Хотя, конечно, великий режиссёр Кончаловский расскажет нам не о реальных событиях, слишком скучных для такого гения, а как было «на самом деле».
И мы очень надеемся на сиквел. Продолжение, которое расскажет нам, например, о подавлении народных восстаний в США.
Например, в 1965 году в пригороде Лос-Анжелеса Уоттсе произошло восстание, при подавлении которого за шесть дней армия и нацгвардия официально убили 34 человека и свыше тысячи ранили (плюс 438 арестованных).
Или в 1967 году восстание в Детройте, Мичиган. Когда за пять дней восстания официально 43 погибших (неофициально свыше двухсот), 467 раненых, 7200 арестованных и более чем 2000 разрушенных зданий.
Практически одновременно с этим бунты прошли в Нью-Арке, Баффало, Плейнфилде, Тампе и ряде других городов. И там тоже не обошлось без большого количества трупов (некоторые исследователи называют цифры от 700 до 800 убитых). Захватывающий сюжет, достойный пера мастера!
Или об в высшей степени драматическом убийстве Мартина Лютера Кинга в 1968 году, вслед за которым бунты вспыхнули в более чем ста городах США. Когда в нарушение американской Конституции в ряд городов были введены федеральные войска – численность убитых до сих пор засекречена, несколько тысяч раненых (из обычного соотношения 1 убитый к трём раненым можно предположить и число убитых), десятки тысяч были арестованы по всей стране.
Хотя о чём это мы? Никогда режиссёр Кончаловский не снимет фильма об тех кровавых и драматических событиях. Потому что поливать грязью можно историю только одной страны, а за правду о кровавой тирании в США никто «Оскара» или «Золотую пальмовую ветвь» не даст.
Не правда ли, Андрей Сергеевич?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх