Свежие комментарии

  • Геннадий Хрипунов17 января, 7:34
    На нарах они будут девочками по вызову, а потом как слишком изношенный материал уйдут в небытиеМосковского навал...
  • Starikan Старенький16 января, 12:13
    что бы не воняли нужно их лишать гражданства и удалять из страны а то они и на нарах буду вонятьМосковского навал...
  • Андрей16 января, 10:39
    всех радикалов на нарыМосковского навал...

Путин поручил сделать упор на информатику

Путин поручил сделать упор на информатику

То, о чём так долго говорили блогеры и диванные эксперты, наконец-то свершилось. Кто-то сверху последовал моему совету и подготовил соответствующую программу. Информатика перестанет быть бедным родственником в наших школах и станет одним из двух главных предметов — наравне с математикой:

https://tass.ru/obschestvo/10403937

Преподавание математики и информатики в школах должно быть усовершенствовано, а все вузовские программы должны быть дополнены изучением технологий искусственного интеллекта (ИИ). Об этом говорится в опубликованном в понедельник перечне поручений президента РФ Владимира Путина.

"Обеспечить совершенствование преподавания учебных предметов "Математика" и "Информатика" в общеобразовательных организациях, установив их приоритет в учебном плане и скорректировав содержание примерных основных образовательных программ общего образования", – говорится в одном из поручений главы государства правительству РФ по итогам состоявшейся 4 декабря конференции, посвященной искусственному интеллекту. Как указано в документе, эта работа должна быть проведена при участии в том числе международных математических центров мирового уровня.


Очень хорошо, что власти взялись за этот вопрос. Начать придётся даже не с нуля, а с отрицательных величин — нынешние учебники информатики столь плохи, что скорее портят школьников, нежели учат их:

https://olegmakarenko.ru/1504619.html

В 1970-х годах в СССР реформировали математику. В этой реформе позже обвиняли академика Колмогорова — гениального учёного и абсолютно беспомощного педагога.
Учебники изувечили, заменив там понятные подросткам определения на специфическую заумную схоластику, плохо понятную даже смышлёным студентам. К примеру, одинаковые треугольники назывались «конгруэнтными», а вектор — отрезок со стрелочкой — определялся вот так:

«Параллельным переносом, определяемым парой (А, В) несовпадающих точек, называется преобразование пространства, при котором каждая точка М отображается на такую точку М1, что луч ММ1 сонаправлен с лучом АВ, расстояние ММ1 равно расстоянию АВ».


В основе реформы лежала традиционная для той эпохи научная евгеника — академики предполагали, что умных детей надо сразу грузить тяжеловесным научным языком, им это только на пользу, а обычным детям в их работе шофёров и штукатуров математика всё равно ни к чему.

План провалился. Новые учебники были непонятны всем, темпы и эффективность обучения заметно снизились.

Когда строители перекидывают мост через речку, они вначале сооружают строительные леса. Если кто-нибудь скажет строителям, что леса уродливы, и что они должны сразу же делать мост начисто, непрошенного советчика немедленно отправят в этой речке искупаться. Строители знают, что без поддерживающих лесов мост рухнет, после чего начальство устроит строителям разнос.

Когда тот же совет дают составителям учебников — «учите сразу начисто, как взрослых» — те берут под козырёк, потому что пустота в головах выпускников школ не так заметна, как рухнувший мост. Собственно, до введения ЕГЭ у нас вообще не было возможности хоть как-то измерить знания школьников — можно было заставить их учить математику хоть по «Некрономикону», и учителя всё равно натягивали бы на выпускных экзаменах положительные оценки.


Руководителям нынешней реформы предстоит решить несколько непростых задач.

Во-первых, надо где-то взять учителей информатики. Зарплата хорошего программиста в Петербурге начинается где-то от 120 тысяч рублей, при этом от такого программиста не требуют ничего, кроме сносного знания предметной области. Программист может ходить с немытой головой, портить воздух каждые 15 минут, швыряться чашками в коллег и устраивать истерики на рабочих пятиминутках — всё это считается вариантом нормы, если программист хоть как-то укладывается в дедлайны. Если нам нужен программист, способный внятно объяснять свои идеи коллегам, зарплата сразу поднимается раза так в полтора, до 180 тысяч. Очередь при этом в приёмной отдела кадров не выстраивается: программисты сейчас ведут себя, как симпатичные девушки в Тиндере: им шлют предложения, а они свайпают их в корзину.

Хорошие заработки делают многих программистов идейными людьми. Иногда ими овладевают дурацкие идеи, — спасти Гибнущую Россию от Путина, переехать на ПМЖ в Новую Зеландию, — но в целом мы можем ожидать, что на предложение передать свои навыки подрастающему поколению средний программист ответит согласием. Ради высокой цели программист согласится и терпеть типичные для педколлективов интриги, и тратить нервы на неблагодарную отару учеников, и даже зарабатывать немного меньше, чем в привычном ему офисе. Однако всё же школам придётся или платить программистам хотя бы 70-80% от того, что они получают в коммерческих организациях, или смириться с тем, что на вакансии будут откликаться не умеющие программировать люди. Лично я подозреваю, что зарплаты будут жёстко ограничены сверху, и школам придётся нанимать или лучших из худших, или даже просто брать всех, кто сможет отличить на собеседовании Excel от XXL.

Вторая проблема — выбор между несколькими разными информатиками. Можно учить детей звонить в Зуме, вставлять картинки в Ворд и делать презентации в Поверпойнте. Можно учить детей делать сортировку пузырьком на Паскале. Можно учить их собирать компьютеры отвёрткой и отличать бутстрап от MBR. Наконец, можно рассказывать детям про дискретные сигналы и неравномерные коды.

По умолчанию в таких случаях обычно выбирают последний вариант — абсолютно бесполезные для детей теоретические знания по ненужной им дисциплине. Это вопрос статуса: чем сильнее оторваны знания от реальной жизни, чем менее они применимы для зарабатывания денег, тем они круче. Уметь чистить сортиры не круто. Читать Гомера на языке оригинала, на древнегреческом — круто. Потому что чисткой сортиров можно заработать на жизнь, а древнегреческим — практически нет.

Третья проблема — учебниковая мафия, которая зарабатывает астрономические деньги на ежегодной печати очередных неудобоваримых бумажных учебников. Сам Чубайс в своё время пытался бороться с этим спрутом, но вынужден был отступить, так как его аппаратного веса не хватило. Авторам реформы также придётся или отобрать у старых составителей учебников существенную долю их пирога, или смириться с тем, что учебник по информатике будет откровенно плохим.


В общем, работа предстоит большая и тяжёлая, быстрых успехов я не жду. Тем не менее в будущее я смотрю с большим оптимизмом. Во-первых, государство намерено вбить в преподавание информатики большие ресурсы, и даже если 10% этих ресурсов будут потрачены на правильные вещи, это уже даст нам выходе значительное количество подготовленных выпускников. Во-вторых, никто не отменяет ни онлайн-образование, ни высокие зарплаты программистов. Быть программистом сейчас модно, интересно и выгодно, поэтому многие школьники изучают программирование самостоятельно, причём на весьма глубоком уровне.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх