Не мягкость, а справедливость

Ирина Алкснис на линии.
Любое государство во все времена решает для себя вопрос о степени жесткости своей системы, устанавливаемых правил и наказаний за их нарушение.
Вообще-то аналогичная проблема стоит перед властью в любой иерархической структуре, будь то бизнес или семья. Но сегодня речь о государстве.
Суть, в общем, проста: необходимо найти точку равновесия между насилием и гуманными методами для удержания статус-кво и своей власти. С одной стороны, нужно быть достаточно грозным, чтобы мало кто из окружающих и подчиненных сомневался в прочности системы и рисковал бросить ей вызов.
А с другой – важно не передавить, чтобы нижестоящие не достигли точки отчаяния, не взбунтовались от безысходности и не получили шанс в своей ненависти снести систему.
Российское государство традиционно воспринималось как достаточно суровое – да и было таковым на самом деле.
Для этого имелись многочисленные и абсолютно объективные причины, начиная с многовековой борьбы страны за выживание в буквальном смысле этого слова и заканчивая гигантской территорией. Этот самый фактор территории обеспечивал очень сильный затухающий эффект любому управленческому решению и одновременно резко повышал значение казуса исполнителя. В общем, феномен «строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения» во всей своей красе.
Однако прошлый век внес очень серьезные коррективы в такое положение дел. Дважды за столетие государство в России терпело полномасштабный крах и оказывалось на краю гибели, причем оба раза важную роль играло то, что критически значимая часть населения достигала состояния глубокого неприятия системы и готовности ее ликвидировать.
Оба раза это оборачивалось катастрофическими последствиями для страны в целом и наносило серьезную травму национальному самосознанию – и обществу, и элитам, и государственной системе как таковой. Кстати, не стоит воспринимать эту травму как нечто исключительно отрицательное – но это тема для отдельного разговора.
Как бы то ни было, прямо сейчас Россия находится в очень важном и сложном периоде – она нащупывает для себя принципиально новую точку равновесия в вопросе жесткости/либеральности государства и его политики в отношении собственных граждан. Точку, которая должна обеспечить на долгосрочный период стабильность страны, не доводя дело до «срыва резьбы», но и не допуская ослабления, которое было бы опасным для государства.
Чтобы меры по принуждению к соблюдению установленных государством правил обладали внушительным вразумляющим эффектом, но при этом не воспринимались обществом как бессмысленная жестокость, которая превращает нарушителей в безвинных жертв.
Это весьма длинное вступление к последним судебным решениям в отношении представителей оппозиции, обвиняемых в нарушении закона.
Ключевые моменты хорошо известны:
– Владислав Синица, призывавший в Twitter к насилию в отношении детей правоохранителей, приговорен к пяти годам колонии общего режима;
– Иван Подкопаев, распыливший 27 июля газовый баллончик в сотрудников правоохранительных органов, получил три года колонии;
- Данила Беглец, напавший 27 июля на сотрудника полиции, приговорен к двум годам колонии;
– Любовь Соболь оштрафована на 300 тысяч рублей за повторное нарушение правил проведения митингов;
– сняты уголовные обвинения с пяти человек, проходивших по статье о массовых беспорядках; их дела переквалифицированы в административные;
– суд отказал в лишении родительских прав четы Проказовых, взявших на несанкционированную акцию протеста годовалого сына.
Что можно сказать по поводу перечисленного?
Ну, во-первых, ничего из ряда вон выходящего в этих решениях нет. Суд продемонстрировал уже вполне привычный уровень рестрикций в адрес оппозиционеров, обвиненных в нарушении закона. Для большей части все ограничивается административными делами и штрафами (размер зависит от обстоятельств), немногочисленные буйные граждане получают уголовное дело и наказание в районе двух–трех лет колонии общего режима. Отдельным особо отличившимся светит аж пять лет заключения.
Во-вторых, вынесенные судом вердикты в глазах российского общества никак не тянут на жестокие и необоснованные. Наоборот, выглядят достаточно мягкими и соответствующими вменяемым обвинениям.
Дело Владислава Синицы особенно показательно, поскольку в отношении приговора сложился общественный консенсус, охватывающий в том числе и значительную часть людей с оппозиционными и даже жестко оппозиционными взглядами: он по существу справедлив. Кто-то, безусловно, считает, что срок стоило бы дать поменьше, кто-то, наоборот, полагает, что недодали чуток. Но в целом абсолютное большинство согласно, что блогер получил наказание, адекватное своему проступку.
Зато для меньшинства, которое не понимает и возмущается, что человеку дали «пятерик за твит», его пример будет действенной профилактикой аналогичных действий. Очень многих диванных революционеров, самовыражающихся в интернете, произошедшее заставит задуматься, прежде чем писать или говорить что-то подобное.
В-третьих, несмотря на относительную мягкость, применяемые государством меры против преступающих закон оппозиционеров демонстрируют достаточную степень эффективности. Для людей принципиальных и убежденных (ну или превративших свою политическую деятельность в успешный бизнес) они не могут быть причиной свернуть с этого пути. Зато тем, для кого это просто фан и движ, все это создает достаточное количество неудобств, чтобы задуматься, а стоит ли драка с полицейским пары лет в колонии общего режима, испорченного резюме и разнообразных жизненных проблем, вроде трудностей с получением ипотеки.
В-четвертых, российские правоохранительные органы производят весьма внушительное впечатление своей подготовкой и общим оснащением. Это обеспечивает интересный и очень ценный эффект в глазах общества, когда все понимают, что государство в лице силовиков может размазать всех недовольных тонким слоем по асфальту. Но не делает этого! Понимая свою силу и ответственность, и вообще будучи осознанно гуманным.
В результате получается сбалансированная и достаточно эффективная система, которую часто упускают из виду предсказатели скорого краха «антинародного режима».
Российское общество видит и вполне осознает, что едва ли не впервые оно получило над собой власть, которая сочетает в себе сдержанную силу, несклонность к избыточной жестокости – и вообще чуть ли не самую милосердную за всю историю страны. Эти достоинства без усилий перекрывают все ее немалочисленные недостатки и пороки, также, разумеется, присутствующие.
И эта общественная убежденность, которая становится все шире, обеспечивает государственной системе такой запас прочности, какого у России не было уже очень давно.
Источник - https://vz.ru/opinions/2019/9/4/995886.html
Источник ➝

«Кто уедет последним – выключите свет»: на Днепре уже некому чинить шлюзы



В процессе наблюдений за приключениями евроукров, «спасённых» от китайского коронавируса, как-то позабылось, что на Берегу Свидомой Кости параллельно идут и другие малоприятные сериалы. Например, шоу «Инфраструктура пленных не берёт», в новом эпизоде которого уже некому чинить шлюзы на реке Днепр.

Пришествие к евроукрам Тёмных веков, о котором я говорил совсем недавно, проявляется не только в эпидемиях и в чисто средневековой реакции свидомого общества на эти эпидемии.

Ещё один признак архаизации – неоднократно упоминаемый мною ранее упадок инфраструктуры.

Например, 24-го февраля в оккупированном рагулями русском городе Николаеве рухнул пешеходный мост через реку ИнгУл.

https://112.ua/glavnye-novosti/v-nikolaeve-iz-za-nepogody-obrushilsya-peshehodnyy-most-foto-526781.html

Это происшествие, конечно, легко объяснить непогодой – на город обрушился мощный циклон. А вот как объяснить то, что навигация на реке Днепр в текущем году откроется на месяц позже, чем хотелось бы евроукрам?

Ответ банален – обслуживающий персонал системы шлюзов тупо разъехался. Кто в Польшу, кто в Россию.

«На главной реке Украины сорвано начало навигации, хотя стоит необычно тёплая погода, и практически по всему судоходному руслу Днепра отсутствует ледяной покров.

Самоходные баржи типа «река-море» — самый дешёвый и со всех сторон экономически выгодный вид транспорта. Максимально грузоподъёмно, очень экологично, плюс не нужны автотрассы, состояние которых на Украине близко к катастрофе. До сих пор реки и каналы Западной Европы реально конкурируют с автомобильными и железнодорожными перевозками. А если учесть, что «Укрзалізниця» фактически банкрот, логично было бы предположить максимально быстрый запуск украинского речного судоходства-2020».

https://rusdnepr.ru/navigacija-na-dnepre-otkroetsja-na-mesjac-pozzhe-shljuzoviki-ubezhali-v-polshu-i-rossiju/

Однако то, что в других странах логично, на Берегу Свидомой Кости сталкивается со специфическими препятствиями.

«На днях прошло чрезвычайное заседание «Укрводшляха» (Укрводпути»), где официально объявлены точные даты открытия нынешней навигации. Вообще-то основные перевозчики грузов вполне обоснованно надеялись открыть сезон навигации 20 февраля — тем более, погодные условия вполне благоприятствуют. Они даже согласились с январской инициативой Мининфраструктуры, предложившей вдвое увеличить стоимость шлюзования судов на Днепре. Ведь было объявлено, что основная цель инициативы — увеличить финансирование содержания шлюзов Днепровского каскада.

Однако на самом деле Запорожский и Кременчугский шлюзы откроются лишь 15 и 19 марта. Крупнейший Днепродзержинский шлюз в Днепропетровской области вообще начнёт работу с 25 марта. Эти сроки шокируют, задержка начала движения судов больше месяца. Подобного на Днепре не случалось ещё никогда».

https://rusdnepr.ru/navigacija-na-dnepre-otkroetsja-na-mesjac-pozzhe-shljuzoviki-ubezhali-v-polshu-i-rossiju/

Никогда не говори «никогда», если речь заходит о евроукрах. Казалось бы – речной транспорт трудно убить, поскольку, в отличие от автомобильного и железнодорожного, не нужно постоянно чинить пути. Но это же шумеры, они способны убить любую отрасль экономики. Например – путём создания невыносимых условий для работы специалистов.

«Руководство госпредприятия «Укрводшлях» проясняет причину срыва открытия шлюзов «затянувшимся ремонтными работами». Украинскому речному хозяйству банально не хватает квалифицированных рабочих и ИТР для сложного шлюзового ремонта.

По данным, оглашённым на нынешнем киевском совещании, недовольные копеечной зарплатой специалисты-речники стали гастарбайтерами. Значительное количество контрактов они подписали с Польшей, где началось строительства канала через Вислинскую (Балтийскую) косу. Много спецов уехало обслуживать судоходные магистрали Российской Федерации, прежде всего – канал имени Москвы и Волго-Донской канал».

https://rusdnepr.ru/navigacija-na-dnepre-otkroetsja-na-mesjac-pozzhe-shljuzoviki-ubezhali-v-polshu-i-rossiju/

Рыночек порешал, и вот мриявшие о «евроинтеграции» свидомые ожидаемо увидели, как люди, которые умеют трудиться, уезжают туда, где их труд ценят и достойно оплачивают.

А шлюзы на Днепре пусть обслуживает популяция фейсбучных вышиваночных «экспертов». Пусть все эти лижущие Соросу активисты, незалежные журналисты, конгениальные куевские айтишники и дизайнеры берут в руки инструмент, и чешут чинить шлюзы на реке, которые построили клятые москальские «оккупанты».

И да, пусть не забудут надеть вышиванки и взять побольше жёлтой и голубой краски. Ведь каждому свидомому известно, что если покрасить нечто в цвета незалежного флага, будучи в процессе одетым в традиционный прикид немытых селян, то всё образуется само собой.

Шлюзы сами починятся, судоходство само начнётся, а клятый Путин больше не сможет строить свои козни против незалежной трезУбцевой державы.

Кто не верит – тот москаль.
источник

Популярное в

))}
Loading...
наверх